ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛЕЧЕБНЫХ БЛОКАД С АРТИКАИНОМ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ НЕСПЕЦИФИЧЕСКОЙ МЫШЕЧНО-СКЕЛЕТНОЙ БОЛИ ПОЯСНИЧНОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ


Загорулько О.И., Медведева Л.А.

Клиника изучения и лечения боли ФГБНУ «Российский научный центр хирургии имени акад. Б.В. Петровского» РАН, Москва, Россия

Введение.

Неспецифическая мышечно-скелетная боль является ведущей причиной обращений за медицинской помощью среди пациентов трудоспособного возраста [1–6] и диктует необходимость дальнейшего изучения эффективности методов её лечения [7, 8].

Цель работы – оценить эффективность применения лечебных блокад с артикаином в комплексной терапии неспецифической мышечно-скелетной боли поясничной локализации.

Материалы и методы. Рандомизированное клиническое исследование применения препарата артикаин для лечения неспецифической мышечно-скелетной боли на уровне поясничного отдела позвоночника. В исследование были включены 96 пациентов с неспецифической мышечно-скелетной болью поясничной локализации, разделенные «методом конвертов» на 2 группы для анализа эффективности используемых методов лечения. В основную группу вошло 48 чел., которым проводили медикаментозную терапию (диклофенак 150 мг/сут 5 дней и тизанидин 6 мг/сут 14 дней) и курс инъекционной терапии триггерных точек поясничной локализации. Использовали раствор, содержащий 5,0 мл 2% артикаина и 4 мг (1,0 мл) дексаметазона, разведенные физиологическим раствором натрия хлорида до общего объема 20,0 мл. Блокады триггерных точек поясничной локализации проводили с первого дня обращения, использовали от 3 до 5 точек за одну процедуру, в каждую из которых вводили по 1,5–2 мл раствора. Проводили от 3 до 5 сеансов с интервалом через день, в каждый из которых использовали наиболее активные триггерные точки. В группе контроля, которую также составили 48 пациентов, проводили только медикаментозную терапию, аналогичную используемой в основной группе. Критерии эффективности лечения включали интенсивность боли, оцениваемую по визуальной аналоговой шкале, объем активных и пассивных движений в поясничном отделе позвоночника, а также выраженность миофасциальных расстройств (число и активность триггерных точек поясничной локализации, определяемые пальпаторно и оцениваемые при помощи механического альгометра фирмы «FS tuotter»). Результаты лечения оценивали на 10 день и через 2 мес лечения. Статистическую обработку данных проводили с помощью IBM SPSS Statistics и программного обеспечения MS Excel.

Результаты.

Средний возраст исследуемых составил 50,2±9,1 лет в основной и 48,5±8,4 лет в группе контроля, большинство участников были мужчины (29 и 31 человек в основной и контрольной группах). На момент включения в исследование интенсивность боли была 7,3±1,9 и 6,7±1,6 баллов по ВАШ в основной и контрольной группах соответственно. Клиническая картина заболевания среди исследуемых обеих групп характеризовалась выраженными миофасциальными расстройствами (более 5 активных и множественные латентные мышечные триггеры исследуемой локализации). Респонденты обеих групп имели ограничение объема активных и пассивных движений из-за боли в 100% случаев. Через 10 дней проводимой терапии отмечено уменьшение интенсивности боли в обеих группах, составив 1,3±0,6 и 2,9±1,0 баллов по ВАШ в основной и контрольной группах (p<0,005), демонстрируя более высокую эффективность лечения в основной. Отмечено восстановление объема активных и пассивных движений у 83% больных основной и только у 16% респондентов группы контроля, что также свидетельствует об эффективности выбранной тактики лечения в группе применения лечебных блокад. Количество триггерных точек и их активность также регрессировали в более короткие сроки и с большей интенсивностью в основной группе больных. При оценке результатов лечения через 2 мес по интенсивности боли (0,5±0,09 и 0,7±0,10 баллов по ВАШ в основной и контрольной группах), количеству и активности триггерных точек, объему активных и пассивных движений достоверных различий в исследуемых группах не было.

Заключение.

Применение лечебных блокад триггерных точек в комплексной терапии неспецифической мышечно-скелетной боли поясничной локализации позволяет в более короткие сроки купировать болевой синдром и уменьшить степень выраженности миофасциальных расстройств на ранних этапах лечения.

Литература

1.  Давыдов О.С. Распространенность болевых синдромов и их влияние на качество жизни в мире и в России, по данным исследования глобального бремени болезней за период с 1990 по 2013 г. РЖБ. 2015; 3–4: 11–18.
2.  Исайкин А.И. Роль мышечного фактора в развитии поясничной боли. Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2017; 9(2): 95–101.
3.  Медведева Л.А., Загорулько О.И., Гнездилов А.В. Хроническая боль: эпидемиология и социально-демографические характеристики пациентов Клиники боли Центра хирургии. Клиническая и эксперим. хирургия. 2016; 3: 36–43.
4.  Osipova V.V., Shevtsova G.E. Chronic pain patient neurologist attendance in the pain management department. J. Cephalalgia. 2016; 36(S1): 72.
5.  Медведева Л.А., Гнездилов А.В. и др. Эпидемиология боли: кросс-секционное исследование распространенности различных типов болевых синдромов у пациентов отделения терапии боли. РЖБ. 2015; 3–4: 41–47.
6.  Breivik H., Collett B., Ventafridda V. et al. Survey of chronic pain in Europe: Prevalence, impact on daily life, and treatment// Europ. J. of Pain. 2006; 10: 287–333.
7.  Загорулько О.И. Хроническая боль: междисциплинарный подход к лечению и его экономическая целесообразность. Клиническая и эксперим. хирургия. 2016; 3: 13–19.
8.  Оганесян Г.Р. Традиционные и современные аспекты лечения миофасциальной боли. РЖБ. 2015; 1(44): 75–76.

Запись опубликована в рубрике 2018 год, Российский журнал боли. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий