Технология виртуальной реальности как современное направление в реабилитации пациентов с фантомной болью


© Н.С. БОФАНОВА1, А.А. БУЛАНОВ2, А.С. ЯВОРСКИЙ1, Е.В. АЛЕХИНА1

1ФГБОУ ВО «Пензенский государственный университет», Пенза, Россия;

2ГБУЗ «Пензенская областная клиническая больница им. Н.Н. Бурденко», Пенза, Россия

РЕЗЮМЕ

В настоящее время в лечении пациентов с фантомной болью применяются различные фармакологические и нефармакологические методы. Однако, несмотря на широкий спектр средств реабилитации, только у 15% пациентов боль купируется, что стимулирует постоянный поиск инновационных решений вопроса реабилитации пациентов с фантомной болью. Перспективным направлением в лечении таких пациентов является технология виртуальной реальности. В статье анализируются результаты исследований, посвященных данному методу. Сделан вывод, что доступные публикации малочисленны, но они показывают эффективность метода виртуальной реальности в реабилитации пациентов с фантомной болью. Также обращает на себя внимание необходимость использования индивидуального подхода к выбору программ виртуальной реальности, так как пациенты могут испытывать страх усиления боли при использовании методов трехмерного моделирования и отказаться от проведения сеансов. Потребность в наличии новых, более эффективных средств реабилитации стимулирует необходимость углубленного изучения виртуальной реальности и создания доказательной базы за счет методологически надежных исследований.

Ключевые слова: хроническая боль, виртуальная реальность, медицинская реабилитация.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ:

Бофанова Н.С. — https://orcid.org/0000-0002-5455-4987

Буланов А.А. — e-mail: burdenko@e-pen.ru

Яворский А.С. — e-mail: neurology-mipgy@yandex.ru

Алехина Е.В. — e-mail: neurology-mipgy@yandex.ru

Автор, ответственный за переписку: Бофанова Н.С. — e-mail: neurology-pgu@mail.ru

КАК ЦИТИРОВАТЬ:

Бофанова Н.С., Буланов А.А., Яворский А.С., Алехина Е.В. Технология виртуальной реальности как современное направление в реабилитации пациентов с фантомной болью. Российский журнал боли. 2021;19(2):33–37. https://doi.org/10.17116/pain20211902133

Virtual reality as a modern trend in rehabilitation of patients with phantom limb pain

© N.S. BOFANOVA1, A.A. BULANOV2, A.S. YAVORSKY1, E.V. ALEKHINA1

1Penza State University, Penza, Russia;

2Burdenko Regional Clinical Hospital, Penza, Russia

ABSTRACT

Various pharmacological and non-pharmacological methods are currently used in the treatment of patients with phantom limb pain. However, only 15% of patients relieve pain despite a wide range of rehabilitation tools. This problem stimulates a constant searching for innovative approaches in rehabilitation of these patients. Virtual reality technology is perspective in the treatment of such patients. The trials devoted to this method are analyzed in the article. These reports are few, but they emphasize an effectiveness of this method in rehabilitation of patients with phantom limb pain. Individual approach to the choice of virtual reality programs is required since patients can experience a fear of pain aggravation and refuse virtual reality sessions. The need for new effective rehabilitation approaches justifies comprehensive study of virtual reality technology and creation of evidence base through methodologically reliable researches.

Keywords: chronic pain, virtual reality, medical rehabilitation.

INFORMATION ABOUT THE AUTHORS:

Bofanova N.S. — https://orcid.org/0000-0002-5455-4987

Bulanov A.A. — e-mail: burdenko@e-pen.ru

Yavorsky A.S. — e-mail: neurology-mipgy@yandex.ru Alekhina E.V. — e-mail: neurology-mipgy@yandex.ru

Corresponding author: Bofanova N.S. — e-mail: neurology-pgu@mail.ru

TO CITE THIS ARTICLE:

Bofanova NS, Bulanov AA, Yavorsky AS, Alekhina EV. Virtual reality as a modern trend in rehabilitation of patients with phantom limb pain.

Russian journal of pain. 2021;19(2):33–37. (In Russ.). https://doi.org/10.17116/pain20211902133

Хроническая боль продолжительностью более 3 мес, когда утрачивается функция острой ноцицептивной боли, — важная медико-социальная проблема, широко распространенная в популяции и значительно влияющая на качество жизни пациентов, их трудоспособность, физическое и психическое здоровье [1, 2].

В июне 2018 г. была опубликована Международная классификация болезней (11-я версия), которая официально вступит в силу с 1 января 2022 г. Важные изменения при сопоставлении с МКБ-10 произошли в разделе, посвященном болевым синдромам. В разделе «Боль» появляется новая дефиниция «Хроническая боль» (MG30 Chronic pain) [2, 3]. Данный факт подчеркивает важность поиска новых подходов к лечению и медицинской реабилитации данной категории пациентов.

Среди хронических болевых синдромов особого внимания заслуживает проблема фантомной боли, впервые описанная в XVI веке Амбруазом Паре. Фантомная боль — это ощущение боли в ампутированной, утраченной конечности. Несмотря на достижения медицины последнего столетия, лечение фантомной боли представляет значительные трудности [3].

В настоящее время в лечении пациентов с фантомной болью применяют различные фармакологические и нефармакологические методы. Среди медикаментозного лечения наиболее часто применяются противосудорожные препараты, антидепрессанты, нейролептики, транквилизаторы, блокады с местными анестетиками. Широко используются различные физиотерапевтические процедуры, массаж, акупунктура, мануальная терапия, зеркальная терапия, эмпатотехника, психотерапия [4, 5]. Несмотря на широкий спектр средств реабилитации, а также возможность с течением времени самопроизвольного исчезновения фантомной боли, только у 15% пациентов боль полностью купируется [3, 6].

Вышеперечисленные проблемы стимулируют постоянный поиск инновационных способов реабилитации пациентов с фантомной болью, внедрение альтернативных методов немедикаментозного обезболивания. Современным и перспективным направлением в лечении пациентов с фантомной болью может стать использование технологии виртуальной реальности [7—9].

Виртуальная реальность (ВР) — это сгенерированная компьютером искусственная среда, которая переносит реальные сенсорные раздражения в симуляцию. Виртуальная среда транслируется в органы чувств пациента через закрепленный на голове дисплей, а также через датчики движения конечностей и головы. Данная технология впервые была использована в 1990-х годах для проведения военных учений, но затем метод стал использоваться как терапевтический инструмент [9, 10, 11]. Виртуальная реальность в настоящее время — предмет исследования во многих медицинских областях. В зарубежной и отечественной литературе имеются печатные работы, посвященные вопросу применения технологии виртуальной реальности как средства обезболивания в качестве альтернативы фармакологическим методам. Первое использование технологии виртуальной реальности с целью анальгезии было описано в 2000 г. [4, 12].

Данная статья направлена на обобщение информации об использовании технологии ВР в качестве нефармакологического средства лечения и реабилитации для пациентов с фантомной болью.

Цель исследования — изучить доступные научные статьи, напечатанные в период с 2015 по 2021 г., для определения эффективности применения технологии ВР в лечении и реабилитации пациентов с фантомной болью.

Материал и методы

Был проведен поиск доступной литературы, опубликованной в период с февраля 2015 г. по январь 2021 г., с использованием электронных баз eLibrary, PubMed, Medline, чтобы найти информацию об исследованиях, касающихся использования ВР в лечении и реабилитации пациентов с фантомной болью. Были просмотрены заголовки из списка статей, которые отвечали критериям поискового запроса: виртуальная реальность, хроническая боль, фантомная боль.

Результаты и обсуждение

Точные механизмы формирования фантомной боли остаются неясными, однако современная концепция описывает различные звенья патогенеза, начиная от периферической и центральной сенситизации и заканчивая ролью психосоциальных факторов [12, 13]. Ключевым звеном патогенеза являются нейропластические изменения в центральной нервной системе. После ампутации происходит реорганизация нейронов в соматосенсорной коре, таламусе, изменение нейрональной возбудимости в спинном мозге [14]. Психологические аспекты, такие как стресс, тревога и депрессия, являются триггерами, усугубляющими неприятные ощущения [13, 14].

Существуют разнообразные методы лечения фантомных болей: фармакотерапия, блокада нервов и сплетений, нейромодуляция, зеркальная терапия. Наиболее эффективным немедикаментозным методом лечения фантомных болей является зеркальная терапия, которая включает просмотр пациентом отражения в зеркале своей неповрежденной конечности, выполняющей различные упражнения, что вызывает восприятие того, что эти упражнения выполняются ампутированной конечностью [13, 14]. Благодаря серии подобных упражнений мальадаптивные изменения, происходящие в соматосенсорной коре и таламусе, уменьшаются или сводятся на нет, что ведет к снижению фантомной боли. Зеркальная терапия ограничена в своем применении тем, что эффективна только при односторонней ампутации, а также характеризуется низким уровнем реализма и погружения в процесс [13]. Однако сама концепция, лежащая в основе данного метода реабилитации, применима в технологии виртуальной реальности [15].

Визуализация виртуальной реальности способна погрузить пациента с фантомной болью в специально  созданные условия трехмерного мира с целью достижения ожидаемого обезболивающего эффекта путем взаимодействия с виртуальными предметами, выполнения заданных команд, просмотра и оценки определенной ситуации, моделирования этапов реализации поставленной задачи и их выполнения. Разнообразное оборудование виртуальной реальности и программное обеспечение, а также продолжительность вмешательства широко варьируют. Обычно длительность сеанса составляет больше 30 мин, проводится сеанс еженедельно в течение нескольких недель [10, 12, 15].

В основе механизма воздействия виртуальной среды на пациента лежит эффект отвлечения внимания, дополняемый эффектом выработки новых навыков и смещения фокуса ориентированности с боли на виртуальные объекты [16]. То есть отвлечение внимания пациента от болевого ощущения во время сеанса погружения в трехмерное пространство влияет на само восприятие боли [11, 15].

Особое внимание акцентировано на развитии анальгезирующего эффекта ВР в результате моделирования аффекта, то есть при воздействии на эмоциональную составляющую психики человека. Переключение внимания человека с неприятных, негативных эмоций, связанных с симптомами болезни, на положительные, радостные, приятные эмоции снижает вероятность возникновения и развития стресса и беспокойства [15]. Отрицательные воздействия на организм усиливают болевые ощущения, поэтому добавление позитивных эмоций сопоставимо с анальгезией [16].

Перспективным направлением применения метода моделирования трехмерного пространства является лечение фантомной боли в конечностях [16—18]. Механизм возникновения боли связан с изменениями в представлении людей с ампутированными конечностями о своем теле. Это приводит к нейропластическим изменения в центральной нервной системе из-за несоответствия между моторными сигналами и искаженной визуальной обратной связью от отсутствующих конечностей. Виртуальное пространство позволяет создать эффект ампутированной конечности с помощью 3D-моделирования [19—21].

При анализе доступной литературы обнаружено 7 исследований, опубликованных за период 2009—2017 гг., в которых удавалось задействовать виртуальную конечность, смоделированную с использованием технологии виртуальной реальности, для выполнения упражнения с тактильной обратной связью с пациентом.

N. Wake и соавт. использовали технологию виртуальной реальности в реабилитации 5 пациентов с фантомной болью. Пациентам необходимо было взаимодействовать обеими руками с виртуальными объектами, которые исчезали одновременно со звуком и вибрацией. Упражнение состояло из 3 этапов: первые 5 мин обратная тактильная связь отсутствовала, вторые 5 мин обратная связь была только с интактной рукой, третьи 5 мин — с утраченной конечностью. Интенсивность боли оценивалась с использованием опросника боли Макгилла. После вмешательства 4 участника сообщили об уменьшении интенсивности боли: с максимальным улучшением показателей у одного участника до 86% для состояния тактильной обратной связи, с минимальным снижением боли до 13%. В среднем снижение интенсивности боли в группе исследования составило 62% [23].

Y. Sano и соавт. использовали технологию виртуальной реальности в реабилитации 7 пациентов с фантомной болью в верхних конечностях. Была разработана система реабилитации с использованием технологии виртуальной реальности и мультимодальной сенсорной обратной связи. Пациенты выполняли задачу достижения цели, используя виртуальную конечность взамен утраченной, которой манипулировала их неповрежденная конечность. Задача достижения выполнялась в двух условиях: с тактильной обратной связью на неповрежденной руке и без обратной связи. Было обнаружено, что задача с тактильной обратной связью приводила к достоверно (p<0,05) большему уменьшению интенсивности фантомной боли (41,8±19,8%), чем задача без тактильной обратной связи (28,2±29,5%) [24].

C. Murray и соавт. применяли иммерсивную ВР у 3 пациентов. Каждый участник испытания должен был в течение 30 мин выполнять следующие задачи: расставить цветные плиты в последовательности их загорания, отбивать и/или пинать мяч, следовать за целью и, наоборот, вести предмет в пункт назначения. Проводилось 5 занятий за 3 нед. Участники сообщали о снижении интенсивности боли после каждой сессии [25].

J. Cole применяли технологию виртуальной реальности на пациентах, испытывающих фантомную болью после ампутаций верхних (7 пациентов) или нижних (7 пациентов) конечностей. Так, больные с ампутацией руки выполняли задачи, целью которых было схватить и отпустить яблоко, а больные с ампутацией ноги совершали нажимы на педаль барабанной установки. Каждый сеанс виртуальной реальности длился 60—90 мин в зависимости от утомляемости пациентов. Интенсивность боли оценивалась до и после процедуры по визуально-аналоговой шкале боли и опросника боли Макгилла. По 5 пациентов из обеих групп заявили о снижении интенсивности боли, улучшении навыков обращения с ампутированной конечностью; снижение выраженности фантомной боли в среднем составило 64% [26].

C. Mercier и A. Sirigu пригласили 8 пациентов с фантомными болями, из них 6 пациентов были с отрывной травмой на уровне плеча, а 2 — с ампутацией на уровне локтя. Пациенты выполняли различные движения здоровой рукой. Движения регистрировались датчиками, результаты оцифровывались и загружались в специальную программу, с помощью которой происходила обработка результатов движения для создания модели ампутированной конечности. Затем каждый участник выполнял утраченной рукой, дополненной виртуальной конечностью, 10 различных движений по 10 раз (всего 100 движений за сеанс). Занятия проводились 2 раза в неделю на протяжении 8 нед. Интенсивность боли измерялась по визуально-аналоговой шкале боли до и после процедуры. В среднем интенсивность боли в баллах снизилась на 38%; у 5 из 8 участников улучшение превышало 30%. Дополнительно авторы отмечают уменьшение потребности в морфине во время занятий; у одного пациента доза была снижена на 80% [27].

B. Perry и соавт. изучали 5 пациентов после ампутации верхней конечности. На культю накладывались микроэлектроды, транслирующие движения в электронную систему. Каждый пациент участвовал в двадцати 30-минутных тренировках в течение 1 мес. Тренировки включали пассивный компонент, во время которого участник наблюдал и имитировал движения, транслируемые на экран, и активный компонент, когда участник взаимодействовал с виртуальными предметами. Интенсивность боли оценивалась по визуально-аналоговой шкале боли и опроснику боли Макгилла (SF-MPQ). До процедуры интенсивности боли по визуально-аналоговой шкале составляла в среднем 6,8±5,2 балла; после выполнения упражнений она снижалась в среднем до 5,6±3,4 балла [22].

M. Ortiz-Catalan и соавт. применяли похожую технологию у пациента с болью вследствие ампутации верхней конечности, резистентной к остальным видам лечения. Процедура проводилась 1 раз в неделю в течение 8 нед и потом 2 раза в неделю в оставшиеся 5 нед — всего 13 нед. Изначально пациент ощущал перманентную жгучую боль, у него было ощущение сжатого кулака — с усилением боли каждый час. В ходе исследования участник сообщил об устойчивом снижении интенсивности боли, включая появление периодов с отсутствием боли, а уже на 6-й неделе появилось ощущение разжатого кулака, открытой (расслабленной) кисти [20].

Заключение

Вопросу применения технологии ВР у пациентов с фантомной болью посвящено небольшое количество доступных публикаций, но они показывают, что ВР можно использовать в реабилитации пациентов, хотя этот вопрос требует дальнейшего изучения [28—30].

В настоящее время данная технология мало распространена на территории Российской Федерации из-за отсутствия соответствующего недорогого отечественного оборудования и высокой стоимости зарубежных высокотехнологичных средств ВР [28—30]. Растущая доступность и качество портативных гарнитур ВР, потребность в исследовании новых методов реабилитации с помощью виртуальной реальности указывают на необходимость более углубленного изучения метода ВР и создания широкой доказательной базы за счет методологически надежных исследований.

Также важно обратить внимание на необходимость использования индивидуального подхода в настройке программ ВР, так как пациенты могут испытывать страх усиления боли при использовании методов трехмерного моделирования и отказаться от проведения сеансов ВР [20, 22, 24].

Таким образом, технологию ВР можно рассматривать как перспективный нефармакологический метод в реабилитации пациентов с фантомной болью, который требует дальнейшего изучения и более широкого внедрения.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

ЛИТЕРАТУРА/REFERENCES

  1. ICD-11 for Mortality and Morbidity Statistics (2018). Accessed November
    21, 2018.
    https://icd.who.int/browse11/l-m/en
  2. Давыдов О.С., Кукушкин М.Л., Чурюканов М.В., Яхно Н.Н. Хроническая боль: симптом или самостоятельное заболевание? Классификация хронической боли в МКБ-11. Журнал неврологии и психиатрии
    им. С.С. Корсакова. 2019;119:263-264.
    Davydov OS, Kukushkin ML, Churyukanov MV, Yakhno NN. Chronic
    pain: a symptom or an independent disease? Classification of chronic pain
    in ICD-11. S.S. Korsakov Journal of Neurology and Psychiatry. 2019;119:263-264. (In Russ.).
  3. Attal N, Bouhassira D, Baron R. Diagnosis and assessment of neuropathic
    pain through questionnaires. Lancet Neurol. 2018;17:456-466.
    https://doi.org/10.1016/S1474-4422(18)30071-1
  4. Данилов А.Б. Виртуальная реальность — метод лечения боли и аффективных нарушений. Лечение заболеваний нервной системы.
    2014;2(14):11-17.
    Danilov AB. Virtual reality is a method of pain and affective disorders treatment. Treatment of Diseases of the Nervous System. 2014;2(14):11-17. (In Russ.).
  5. Кузьмина А.С. Виртуальная реальность как средство безопасного контакта с травмирующей реальностью в психотерапии. Вестник Российского университета дружбы народов. 2014;3:77-82.
    Kuzmina AS. Virtual reality as a means of safe contact with traumatic reality in psychotherapy. Bulletin of the Peoples’ Friendship University of Russia. 2014;3:77-82. (In Russ.).
  6. Бофанова Н.С., Масаева Р.Р., Вербицкая О.С., Колдова Т.Г., Ядренцева У.В. Хроническая боль в Международной классификации болезней 11-го пересмотра. Российский журнал боли. 2021;19(1):36-39.
    Bofanova NS, Masaeva RR, Verbitskaya OS, Koldova TG, Yadrentseva UV.
    Chronic pain in the 11th revision of the International Classification of Diseases. Russian Journal of Pain. 2021;19(1):36-39. (In Russ.).
    https://doi.org/10.17116/pain20211901136
  7. Triberti S, Repetto C, Riva G. Psychological factors influencing the effectiveness of virtual reality-based analgesia: a systematic review. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. 2014;17:335-345.
    https://doi.org/10.1089/cyber.2014.005.
  8. Persky S, Lewis MA. Advancing science and practice using immersive virtual reality: what behavioral medicine has to offer. Transl Behav Med.
    2019;9(6):1040-1046. Published: 22 May 2019.
    https://doi.org/10.1093/tbm/ibz068
  9. Pourmand A, Davis S, Marchak A, Whiteside T, Sikka N. Virtual reality as
    a clinical tool for pain management. Curr Pain Headache Rep. 2018;22(8):53.
    https://doi.org/10.1007/s11916-018-0708-2
  10. Piskorz J, Czub M. Effectiveness of a virtual reality intervention to minimize
    pediatric stress and pain intensity during venipuncture. J Spec Pediatr Nurs.
    2018;23(1):1-6.
    https://doi.org/10.1111/jspn.12201
  11. Jones T, Skadberg R, Moore T. A pilot study of the impact of repeated sessions of virtual reality on chronic neuropathic pain. International Journal of
    Virtual Reality. 2019;18(1):19-34.
  12. Glare P, Aubrey KR, Myles PS. Transition from acute to chronic pain after
    surgery. Lancet. 2019;393(10180):1537-1546.
    https://doi.org/10.1016/S0140-6736(19)30352-6
  13. Rothgangel A, Bekrater-Bodmann R. Mirror therapy versus augmented/virtual reality applications: towards a tailored mechanism-based treatment for
    phantom limb pain. Pain Manag. 2019;9(2):151-159.
  14. Dunn J, Yeo E, Moghaddampour P, Chau B, Humbert S. Virtual and augmented reality in the treatment of phantom limb pain: a literature review.
    NeuroRehabilitation. 2017;40(4):595-601.
    https://doi.org/10.3233/NRE-171447
  15. Chirico A, Lucidi F, De Laurentiis M, Milanese C, Napoli A, Giordano A.
    Virtual reality in health system: beyond entertainment. A mini-review on the
    efficacy of VR during cancer treatment. J Cell Physiol. 2016;231(2):275-287.
    https://doi.org/10.1002/jcp.25117
  16. Spiegel BM. Virtual medicine: how virtual reality is easing pain, calming
    nerves and improving health. Med J Aust. 2018;209(6):245-247.
    https://doi.org/10.5694/mja17.00540
  17. Austin PD, Siddall PJ.Virtual reality for the treatment of neuropathic pain
    in people with spinal cord injuries: A scoping review. J Spinal Cord Med.
    2021;44(1):8-18. Published online: 01 February 2019.
    https://doi.org/10.1080/10790268.2019.1575554
  18. Indovina P, Barone D, Gallo L, Chirico A, De Pietro G, Giordano A. Virtual
    reality as a distraction intervention to relieve pain and distress during medical
    procedures: a comprehensive literature review. Clin J Pain. 2018;34(9):858-877.
    https://doi.org/10.1097/AJP.0000000000000599
  19. Luo Y, Anderson T. Phantom limb pain: A review. International Anesthesiology Clinics. 2016;54(2):121-139.
    https://doi.org/10.1097/AIA.0000000000000095
  20. Ortiz-Catalan M, Sander N, Kristoffersen M, Hakansson B, Branemark R.
    Treatment of phantom limb pain (PLP) based on augmented reality and
    gaming controlled by myoelectric pattern recognition: A case study of a
    chronic PLP patient. Frontiers in Neuroscience. 2014;8(24):1-7.
    https://doi.org/10.3389/fnins.2014.00024
  21. Barbin J, et al.The effects of mirror therapy on pain and motor control of
    phantom limb in amputees: A systematic review. Ann Phys Rehabil Med.
    2016;59(4):270-275.
    https://doi.org/10.1016/j.rehab.2016.04.001
  1. Perry B, Alphonso A, Tsao J. A virtual environment for phantom limb pain
    treatment and modular prosthetic limb training. International Conference on
    Virtual Rehabilitation (ICVR). 2013;153-157.
  2. Wake N, Sano Y, Oya R, Sumitani M, Kumagaya S, Kuniyoshi Y. Multimodal
    virtual reality platform for the rehabilitation of phantom limb pain. 7th Annual International IEEE EMBS Conference on Neural Engineering. 2015;787-790.
    https://doi.org/10.1109/NER.2015.7146741
  3. Sano Y, Wake N, Ichinose A, Osumi M, Oya R, Sumitani M, Kumagaya S,
    Kuniyoshi Y. Tactile feedback for relief of deafferentation pain using virtual
    reality system: A pilot study. Journal of NeuroEngineering and Rehabilitation.
    2016;13(61):1-12.
    https://doi.org/10.1186/s12984-016-0161-6
  4. Murray C, Pettifer S, Howard T, Patchick E, Caillette F, Kulkarni J, Bamford C. The treatment of phantom limb pain using immersive virtual reality:
    Three case studies. Disability and Rehabilitation. 2007;29(18):1465-1469.
  5. Cole J, Crowle S, Austwick G. Exploratory findings with virtual reality for
    phantom limb pain; from stump motion to agency and analgesia. Disability
    and Rehabilitation. 2009;31(10):846-854.
    https://doi.org/10.1080/09638280802355197
  6. Mercier C, Sirigu A. Training with virtual visual feedback to alleviate phantom limb pain. Neurorehabilitation and Neural Repair. 2009;23(6):587-594.
    https://doi.org/10.1177/1545968308328717
  7. Pourmand A, Davis S, Marchak A. Virtual Reality as a Clinical Tool for Pain
    Management. Current Pain and Headache Reports. 2018;22:53.
    https://doi.org/10.1007/s11916-018-0708-2
  8. Бофанова Н.С., Петрова Е.В., Калистратов В.Б., Нестеренко Е.Н.,
    Чиж Д.И. Применение технологии виртуальной реальности для лечения болевого синдрома у детей. Ульяновский медико-биологический
    журнал. 2020;4:19-29.
    Bofanova NS, Petrova EV, Kalistratov VB, Nesterenko EN, Chizh DI. The
    use of virtual reality technology for the treatment of pain in children. Ulyanovsk Medical and Biological Journal. 2020;4:19-29. (In Russ.).
    https://doi.org/10.34014/2227-1848-2020-4-19-29
  9. Тычков А.Ю., Грачев А.В., Алимурадов А.К., Чураков П.П. Исследование особенностей передачи мультимедийной и параметрической
    информации в среде виртуальной реальности. Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Технические науки. 2020;4(56):27-38.
    Tychkov AYu, Grachev AV, Alimuradov AK, Churakov PP. Investigation of
    the features of the transmission of multimedia and parametric information
    in the virtual reality environment. University proceedings. Volga region. Technical sciences. 2020;4(56):27-38. (In Russ.).
    https://doi.org/10.21685/2072-3059-2020-4-3

Поступила 10.04.2021
Received 10.04.2021
Принята к печати 21.04.2021
Accepted 21.04.2021

Запись опубликована в рубрике 2021 год, Российский журнал боли. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий