КЛИНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПАЦИЕНТОВ С МИГРЕНЬЮ И ОЧАГОВЫМ ПОРАЖЕНИЕМ БЕЛОГО ВЕЩЕСТВА МОЗГА


Суслина А.Д., Красников А.В., Коновалов Р.Н., Шведков В.В., Кротенкова М.В.

ФГБНУ «Научный центр неврологии», Москва, Россия

Цель работы.

В рутинной практике диагноз мигрени устанавливается клинически и нейровизуализация используется в большей степени для исключения вторичного характера головной боли. Несмотря на это, до настоящего времени во всем мире регулярно проводятся научно-исследовательские изыскания в рамках изучения мигрени с использованием магнитно-резонансной томографии (МРТ). И в целом ряде работ была выявлена ассоциация мигрени и очагового поражения глубоких отделов белого вещества мозга (white matter lesions; white matter hyperintensities), которое рядом авторов расценивается как фактор риска цереброваскулярных заболеваний. В рамках настоящего исследования были проанализированы различные аспекты хронической и эпизодической мигрени у пациентов с очаговыми изменениями в белом веществе головного мозга.

Материал и методы.

В исследование было включено 200 пациентов (45 мужчин, 155 женщин, средний возраст 36±10 лет) с установленным диагнозом мигрени (критерии ICHD, 2013). Мигрень была представлена тремя основными типами: мигрень с аурой (20%), мигрень без ауры (70%) и хроническая мигрень (30%). Средняя продолжительность мигрени от дебюта заболевания составила 17 лет. Средняя частота головной боли была 4 дня в месяц при эпизодической мигрени и 22 дня в месяц при хронической мигрени. МРТ головного мозга проводилось на высокопольных томографах 1,5 и 3 Тл по стандартной методике. Критериями исключения для настоящего исследования было наличие очаговой неврологической симптоматики, а также ранее диагностированные следующие заболевания: сахарный диабет, артериальная гипертония, стенозирующий церебральный атеросклероз, клапанная патология сердца, нарушение сердечного ритма, рассеянный склероз.

Результаты.

Очаговые изменения белого вещества мозга были выявлены в 35% случаев. В большинстве своем (72%) очаговые изменения носили множественный характер и, как правило, локализовались в обоих полушариях головного мозга, преимущественно в лобных и теменных долях. В случае, когда очаги носили единичный характер, они определялись преимущественно (68%) в правом полушарии головного мозга. В дальнейшем было проведено сопоставление с различными факторами и в т.ч. формой мигрени. Наиболее часто очаговые изменения мозга выявлялись при хронической мигрени (45% случаев). При эпизодической мигрени приоритет был у мигрени без ауры (МбА) по сравнению с мигренью с аурой (МсА) – 37% и 20% случаев соответственно. Более часто очаговые изменения диагностировались у женщин по сравнению с мужчинами – 38% и 22% случаев соответственно. При сопоставлении двух факторов наибольшее число случаев (42%) очагового поражения головного мозга отмечалось при сочетании МбА и женского пола. Также можно отметить, что чаще изменения выявлялись при длительности мигрени от дебюта заболевания более 20 лет (45% случаев). В свою очередь, пациенты без очагового поражения головного мозга в большинстве своем (66% случаев) имели длительность заболевания до 20 лет. Влияние оказывала и частота приступов головной боли. Как уже говорилось ранее, наиболее часто изменения в белом веществе мозга выявлялись при хронической мигрени. При эпизодической мигрени высокая представленность очаговых изменений (43% случаев) имела место при сочетании факторов МбА, женского пола и частоты приступов более 5 дней в месяц. В целом пациенты без изменений в веществе мозга имели меньшую частоту приступов и большинство таких пациентов (74% случаев) имели менее 4-х эпизодов мигрени в месяц.

Заключение.

Полученные в исследовании результаты свидетельствуют о высокой представленности субклинического очагового поражения белого вещества головного мозга у пациентов с мигренью (35% случаев). К факторам, повышающим вероятность диагностики очаговых изменений в головном мозге, можно отнести хроническую мигренью, при которой длительность заболевания – более 20 лет, а также комбинацию мигрени без ауры, женского пола и частоты приступов более 5 в месяц.

Литература

1. Swartz R.N., Kern R.Z. Migraine is associated with magnetic resonance imaging with matter abnormales: a meta-analysis. Arch neurol 2004; 61: 1366–1368.
2. Ceyla A.U., Hafize N.G., Cemile S.D. et al. Cardiovascular risk factors and white matter hyperintensities in patients with migraine without aura. Agri 2017; 29(4): 157–161.
3. Tana C., Tafuri E., Tana M. et al. New insights into the cardiovascular risk of migraine and the role of white matter hyperintensities: is gold all that glitters? J Headache Pain 2013; 14: 9.
4. Kruit M.C., van Buchem M.A., Launer L.J., et al. Migraine is associated with an increased risk of deep white matter lesions, subclinical posterior circulation infarcts and brain iron accumulation: the population-based MRI CAMERA study. Cephalalgia 2010; 30(2): 129–36.
5. Табеева Г.Р., Яхно Н.Н. Мигрень. М.: «ГЭОТАР-Медиа», 2011, 624 с.

Запись опубликована в рубрике 2018 год, Российский журнал боли. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий