ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВЫЗВАННЫХ ПОТЕНЦИАЛОВ В ДИАГНОСТИКЕ ОТДАЛЕННЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ ТРАВМ ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОЙ ОБЛАСТИ


Сулейманова М.А., Карпов С.М., Вышлова И.А., Карпов А.С., Христофорандо Д.Ю.

ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный медицинский университет Минздрава России», Ставрополь, Россия

Челюстно-лицевая травма, занимающая особое место среди всех видов травматизма, нередко осложняется неврологическими нарушениями, среди которых особое место занимает травматическое повреждение цервикального отдела позвоночника с вовлечением структур в области шеи.

Цель – выявить наличие патофизиологических изменений в стволовых структурах в отдаленном периоде травмы челюстно-лицевой области (ТЧЛО).

Методы.

Обследовано 48 пациентов в отдаленном периоде ТЧЛО, которые были разделены на 2 группы, где первую группу составили 19 больных рефлекторноангиоспастическим синдромом (РАСС), и вторую группу 29 чел. с компрессионно-ирритативным синдромом (КИС). Исследовались длинно-латентные слуховые вызванные потенциалы (ДСВП). Работа проводилось на аппарате «Нейрон-Спектр-3М» с компьютерной обработкой.

Результаты.

ДСВП на звук дает возможность проанализировать состояние проводящих путей слухового анализатора и корковой ответной реакции на звук, что неоднократно использовалось в ряде исследований. Компоненты слуховых ВП имеют определенные ограничения, в связи с вариабельностью полученного ответа; тем не менее показатели ДСВП дают четкую характеристику звукопроведения и коркового ответа.

Выявлено достоверное (р<0,05) увеличение латентного периода (ЛП) компонента Р2 в отдаленном периоде ТЧЛО в группе с РАСС, составив 105,1±3,43мс. В группе с КИС в отдаленном периоде ТЧЛО волна Р2 была достоверно (р<0,01) увеличена и составила 109,2±3,31 мс (контроль – 92,4±2,88 мс).

Латентный период волны N2 в отдаленном периоде ТЧЛО с РАСС был достоверно (р<0,05) увеличен – 178,2±4,54 мс, в группе с КИС ЛП волны N2 в отдаленном периоде ТЧЛО достоверно (р<0,01) был увеличен – 178,2±4,54 мс (контроль – 169,3±2,45 мс).

Амплитуда волны Р2 в отдаленном периоде ТЧЛО с клинической формой РАСС была снижена и составила 5,2±2,21 мкВ, достоверных различий с контрольной группой найдено не было (р>0,05). В группе КИС в отдаленном периоде ТЧЛО данная волна была также снижена и составила 4,2±2,52 мкВ, достоверных различий с контролем также найдено не было (р>0,05) (контрольная группа – 8,3±2,73 мкВ).

Была проведена попытка сравнительного анализа показателей ДСВП у пациентов с различной локализацией ТЧЛО. Нами были исследованы и проанализированы пациенты в отдаленном периоде ТЧЛО с нижней и средней локализацией травмы, позволяющие нам выявить наиболее сильный повреждающий эффект при различных локализациях. Так, было отмечено, что у пациентов с нижней локализацией травмы (нижняя челюсть) ЛП ДСВП волны Р2 достоверно (р<0,05) был выше и составил 109,4±3,21 мс. При средней локализации травмы (верхняя челюсть) в отдаленном периоде ТЧЛО было найдено достоверное (р<0,01) изменение ЛП – 111,2±3,69 мс.

Амплитудный анализ ДСВП уточнил, что при разных локализациях травмы имело место различное снижение амплитуды пика Р2. Так, у больных с нижней локализацией травмы в отдаленном периоде ТЧЛО амплитуда пика Р2 составил 6,7±3,82 мкВ, достоверных различий с контролем найдено не было (p>0,05). Амплитуда пика Р2 у больных со средней локализацией травмы в отдаленном периоде данный показатель составил – 4,1±2,23 мкВ (контроль – 8,3±2,73 мкВ).

Заключение.

Результаты исследования указывают, что ТЧЛО формирует травматическое повреждение шейного отдела позвоночника, клинические формы которого могут носить разный характер с последующим формированием различных неврологических нарушений специализированных структур головного мозга.

Литература

1. Афанасьев В.В. Травматология челюстно-лицевой области. М.: Изд. «ГЭОТАР–Медиа», 2010, 256 с.
2. Гаджиев А.М., Амирчупанов М.Д., Гандылян К.С. и др. Челюстно-лицевая травма, фактор болевых нарушений. Российский журнал боли. 2017; 1 (52): 17–18.
3. Гнездицкий В.В. Вызванные потенциалы мозга в клинической практике. Таганрог: ТРТУ. 1997, 252.
4. Симхес Ю.В., Карпов С.М., Батурин В.А., Вышлова И.А. Роль белка S100 в патогенезе болевых синдромов. Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2016; 8(4): 62–64.
5. Suleymanova M., Karpova E., Omelchenko E., et al. P31255. Formation of vertebral artery syndrome in the late period of cervical spine injury. European Journal of Neurology. 2016; 23. № S2: 730.
6. Vyshlova I., Azoidis I., Karpov S.M P12089. Epidemiology of vertebrogenic pain syndromes. European Journal of Neurology. 2016; 23. № S2: 293.

Запись опубликована в рубрике 2018 год, Российский журнал боли. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий