Влияние персонализированной терапии на качество жизни больных с синдромом хронической тазовой боли


© Р.М. МАМИНА1, 2, Б.И. КАНТЕМИРОВА1, В.В. БЕЛОПАСОВ1, Р.А. САДРЕТДИНОВ1, А.М. САРКИСЯН2

1ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» Минздрава России, Астрахань, Россия; 2ГБУЗ Астраханской области «Городская поликлиника №5», Астрахань, Россия

РЕЗЮМЕ

Цель исследования: оценить качество жизни пациентов с СХТБ до и после назначения нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) в зависимости от выраженности болевого синдрома, наличия коморбидной патологии, генотипа CYP2C9, определяющего скорость метаболизма НПВП.

Материалы и методы. У больных с СХТБ (средний возраст 49,7±13,43 лет, мужчин – 71, женщин – 81) изучено носительство вариантов мутаций гена CYP2C9. С учетом наличия коморбидной патологии и результатов фармакогенетического тестирования подобрана персонализированная терапия НПВП-препаратами, проведена оценка интенсивности болевого синдрома (шкала ВАШ), исследовано качество жизни (сферы 1,2,3,4, краткий опросник ВОЗ WHOQOL BREF), определено содержание концентрации провоспалительных цитокинов (ИЛ-1β, ИЛ-6) до начала терапии и на 7 сутки терапии НПВП. Результаты. При персонализированной терапии (назначение 70 носителям NM-генотипа CYP2C9 целекоксиба в средней дозе 200 мг/сутки однократно, 32 носителям PM-генотипа ацеклофенака 200 мг/сутки в 2 приема) было установлено достоверное снижение интенсивности боли, уровня провоспалительных цитокинов в крови, возрастание показателей качества жизни больных (сферы 1,2,3, t=4,02; p<0,001; t=2,15 p<0,05) во всех группах наблюдения. Минимальное развитие нежелательных побочных реакций (НПР) отмечено у пациентов, получающих персонализированную терапию НПВПпрепаратами.

Заключение. Проведенное исследование показало, что назначение персонализированной терапии позволят добиться лучшего результата – уменьшения интенсивности боли, повышения основных показателей качества жизни, при обеспечении безопасности и минимизации НПР, за счет сокращения ЖКТ и ССС осложнений.

Ключевые слова: синдром хронической тазовой боли, качество жизни, CYP2C9 полиморфизм, нестероидные противовоспалительные препараты, персонализированная терапия, мониторинг лечения.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ:

Мамина Р.М. — https://orcid.org/0000-0002-8998-8881; e-mail: regaisha@yandex.ru

Кантемирова Б.И. — https://orcid.org/0000-0003-3278-2556; e-mail: belakantemirova@rambler.ru

Белопасов В.В. — https://orcid.org/0000-0003-0458-0703; e-mail: belopasov@yandex.ru

Садретдинов Р.А. — https://orcid.org/0000-0003-0620-2204; e-mail: likhoradka@mail.ru

Саркисян А.М. — https://orcid.org/0000-0003-4462-9866; e-mail: arko8088@mail.ru Автор, ответственный за переписку: Мамина Р.М. — e-mail: regaisha@yandex.ru

КАК ЦИТИРОВАТЬ:

Мамина Р.М., Кантемирова Б.И., Белопасов В.В., Садретдинов Р.А., Саркисян А.М. Влияние персонализированной терапии на качество жизни больных с синдромом хронической тазовой боли. Российский журнал боли. 2021;19(2):21–26. https://doi.org/10.17116/ pain20211902121

Impact of personalized therapy on quality of life in patients with chronic pelvic pain syndrome

© R.M. MAMINA1, 2, B.I. KANTEMIROVA1, V.V. BELOPASOV1, R.A. SADRETDINOV1, A.M. SARKISYAN2

1Astrakhan State Medical University, Astrakhan, Russia;

2Astrakhan City Polyclinic No. 5, Astrakhan, Russia

ABSTRACT

Objective: to evaluate the quality of life of patients with CFS before and after the administration of nonsteroidal anti-inflammatory drugs (NSAIDs), depending on the severity of the pain syndrome, the presence of comorbid pathology, and the CYP2C9 genotype that determines the rate of NSAID metabolism.

Materials and methods. In patients with CFS (mean age 49.7±13.43 years, men – 71, women – 81), the carriage of variants of mutations of the CYP2C9 gene was studied. Taking into account the presence of comorbid pathology and results of pharmacogenetic testing personalized matched rape NSAID drugs, assessed pain intensity scale (VAS), investigated the quality of life (sphere 1, 2, 3, 4, a short questionnaire who WHOQOL BREF), to determine the content of the concentration of proinflammatory cytokines (IL-1β, IL-6), before treatment and on day 7 of NSAID therapy.Results.  With personalized treatment (administration of 70 carriers of the NM genotype of CYP2C9 celecoxib at an average dose of 200 mg / day once, 32 carriers of the PM genotype of aceclofenac 200 mg/day in 2 doses) found a significant decrease in pain intensity, level of proinflammatory cytokines in the blood, increase the quality of life of patients (spheres 1, 2, 3, t=4.02; p<0.001; t=2.15 p<0.05) in all groups. Minimal development of adverse side effects (NSAIDs) was observed in patients receiving personalized NSAID therapy.

Conclusion. The study showed that the appointment of personalized therapy will allow you to achieve the best result-reducing the intensity of pain, increasing the main indicators of quality of life, while ensuring safety and minimizing NPR, by reducing gastrointestinal and CCC complications.

Keywords: chronic pelvic pain syndrome, quality of life, CYP2C9 polymorphism, non-steroidal anti-inflammatory drugs, personalized therapy, treatment monitoring.

INFORMATION ABOUT THE AUTHORS:

Mamina R.M. — https://orcid.org/0000-0002-8998-8881; e-mail: regaisha@yandex.ru

Kantemirova B.I. — https://orcid.org/0000-0003-3278-2556; e-mail: belakantemirova@rambler.ru

Belopasov V.V. — https://orcid.org/0000-0003-0458-0703; e-mail: belopasov@yandex.ru

Sadretdinov R.A. — https://orcid.org/0000-0003-0620-2204; e-mail: likhoradka@mail.ru

Sarkisyan A.M. — https://orcid.org/0000-0003-4462-9866; e-mail: arko8088@mail.ru Corresponding author: Mamina R.M. — e-mail: regaisha@yandex.ru

TO CITE THIS ARTICLE: Mamina RM, Kantemirova BI, Belopasov VV, Sadretdinov RA, Sarkisyan AM. Impact of personalized therapy on quality of life in patients with chronic pelvic pain syndrome. Russian journal of pain. 2021;19(2):21–26. (In Russ.). https://doi.org/10.17116/pain20211902121

Введение

Синдром хронической тазовой боли (СХТБ) является сложным, мультифакториальным, междисциплинарным заболеванием, по механизмам и психосоматическому сопровождению схожим с хроническими болевыми синдромами другой локализации [1, 3]. Локализация, иррадиация боли и/или сенсорных нарушений определяют обращение больного к ортопеду (суставная, мышечная боль), неврологу (мышечная, нейропатическая боль), урологу (боль внизу живота, в паховой области, мочеиспускательном канале, мошонке, яичке, половом члене, болезненное мочеиспускание, эректильная дисфункция), проктологу (боль в прямой кишке, анусе, копчике), гинекологу (боль внизу живота, в промежности, клиторе, вульве, сексуальный дискомфорт) [1, 3, 4, 7, 12].

Источником избыточной ноцицептивной афферентации могут быть париетальные и висцеральные мышцы тазового дна, фасции, связочный аппарат, тазовые кости, суставы, органы большого и малого таза, с осуды, обеспечивающие их кровоснабжение, клетчаточные пространства, ткани параметрия, промежности, наружные половые органы, прямая кишка, анус; источником нейропатической боли — ветви спинномозговых нервов, крестцового сплетения (верхний и нижний ягодичные нервы, седалищный, срамной нерв, нижние прямокишечные нервы, нервы промежности) и поясничного сплетения (запирательный, подвздошно-подчревный, подвздошно-паховый нерв, нервы половых органов) [1, 3, 8, 12, 13]. В хронизации болевых и сенсорных ощущений, в развитии феноменов гиперчувствительности, аллодинии, центральной сенситизации определяющая роль отводится структурам спинного и головного мозга (задние рога, ствол мозга, таламус, серое вещество орбитофронтальной и префронтальной области лобной доли) [10, 12]. Вовлечение в патологический процесс лимбической системы объясняет возникновение у больных невротических, конверсионных, аффективных личностных расстройств, негативно влияющих на качество жизни больных [11, 13].

Пациенты с хроническим болевым синдромом испытывают значимые трудности в социальной адаптации, взаимоотношениях с окружающими, медицинским персоналом, что негативно отражается на всех сферах их деятельности, усугубляет течение СХТБ, снижает клиническую эффективность терапии. Немаловажную проблему представляет собой применение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) у больных с хронической тазовой болью (ХТБ) [5, 6].

Цель исследования — оценить качество жизни пациентов с СХТБ до и после назначения НПВП в зависимости от выраженности болевого синдрома, наличия коморбидной патологии, генотипа CYP2C9, определяющего скорость метаболических реакций и риски возникновения класс-ассоциированных нежелательных реакций НПВП.

Материал и методы

В исследованиях с больными соблюдались этические принципы, предъявляемые Хельсинкской декларацией Всемирной медицинской ассоциации (1964, 2000 гг.). От всех участников было получено добровольное информированное согласие. При этом обязательными критериями включения были: наличие добровольного информированного согласия; установленный диагноз СХТБ; наличие нежелательных побочных реакций (НПР) на НПВП в анамнезе; возраст от 18 до 70 лет; наличие комплаенса к терапии.

Критериями исключения являлись: наличие декомпенсированных сопутствующих заболеваний, требующих постоянного приема препаратов других групп; ишемическая болезнь сердца (ИБС), стенокардия напряжения III— IV функционального класса; прием лекарственных препаратов — субстратов CYP2C9, включая варфарин; прием стероидов; наличие сахарного диабета и метаболического синдрома; гипотрофия, кахексия, выраженный астенический синдром; наличие генетических и психических заболеваний; возраст младше 18 лет и старше 70 лет; отсутствие комплаенса к терапии; беременность и прием контрацептивных препаратов; наличие индивидуальной гиперчувствительности к НПВП. В исследовании, одобренном локальным этическим комитетом (протокол №2, 2017 г.), приняли участие 152 пациента с СХТБ, из которых 102 пациента были генотипированы по полиморфному маркеру CYP2C9 (основная группа), а у 50 пациентов генотип не определяли (контрольная группа). Регион локализации боли — нижняя часть спины, копчик, прямая кишка, анус, промежность. Достоверных отличий по полу и возрасту между группами не выявлено. Причины развития болевого синдрома: у мужчин — хронический простатит, орхит, эпидидимит; у женщин — наружный генитальный эндометриоз, гиперплазия эндометрия, хронический сальпингит, оофорит; независимо от половой принадлежности — интерстициальный цистит, уретрит, геморрой, анальные трещины.

Средний возраст больных основной группы составил 49,7±13,43 года, соотношение мужчин/женщин в основной группе — 46:56, в контрольной группе — 23:27, средний возраст — 45,37±11,4 года (p>0,05). Всем пациентам проведено комплексное клинико-инструментальное, лучевое (УЗИ, КТ, МРТ) и лабораторное обследование.

Интенсивность боли оценивали по визуально-аналоговой шкале (ВАШ), содержание провоспалительных цитокинов (ИЛ-1β, ИЛ-6) в сыворотке крови определяли методом ИФА (ASCENT, Финляндия) с помощью панели моноклональных антител (ЗАО «Вектор-Бест», Ростов-на-Дону). Для выявления причинно-следственной связи между развитием НПР и приемом лекарственного препарата использовали шкалу Наранжо. При разработке алгоритмов персонализированного назначения НПВП учитывали коморбидную патологию, носительство полиморфизма CYP2C9, интенсивность боли, клинические критерии и рекомендации, учитывающие градации факторов риска развития НПР в зависимости от формы сопутствующей коморбидной патологии [5, 9]. Значимым при выборе лекарственного препарата было наличие у больного гастрита, язвенной болезни желудка, двенадцатиперстной кишки, желудочно-кишечных кровотечений (в анамнезе), панкреатита, заболеваний печени, почек, артериальной гипертензии, ишемической болезни сердца или их сочетания.

Полиморфизм аллельных вариантов гена CYP2C9 цитохрома Р450 2С9 — основного фермента биотрансформации НПВП выявляли методом ПЦР, предварительно выделив ДНК из образцов венозной крови в НИИ акушерства, гинекологии и репродуктологии им. Д.О. Отта (Санкт-Петербург).

Выбор препарата (диклофенак натрия, целекоксиб, ацеклофенак) определялся в соответствии с российскими клиническими рекомендациями «Рациональное применение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) в клинической практике», инструкциями государственного реестра лекарственных средств, рекомендациями консорциума (CPIC) для CYP2C9 и нестероидных противовоспалительных препаратов» [5, 9], выявленным генотипом CYP2C9 и имеющейся у больного формой коморбидной патологии. Диклофенак натрия назначали в дозе 75 мг/сут пациентам контрольной группы, целекоксиб в дозе 200 мг/сут — пациентам с нормальным метаболизмом CYP2C9 (NM), ацеклофенак в дозе 200 мг/сут — пациентам с медленным метаболизмом CYP2C9 (PM) в течение 10 дней. Дополнительно, по показаниям, назначались симптоматические средства, физиотерапия. Частота назначений различных видов физиотерапевтического воздействия и симптоматических средств была сопоставимой в обеих группах клинического наблюдения.

Исследование качества жизни пациентов с СХТБ осуществляли с помощью Краткого опросника ВОЗ (WHOQOL-BREF) [2]. Оценку качества жизни и других показателей проводили при поступлении в стационар и после 7-дневного приема НПВП.

Помимо назначения НПВП, приема комбинированных витаминных препаратов и толперизона (мидокалма) больным проводилось современное физиотерапевтическое лечение (интерференцтерапия — 18%, JF-токи — 21%, СМТ-терапия — 6%, магнитофорез с новокаином — 18%, фонофорез с гидрокортизоном — 5%, лазеротерапия — 9%, массаж — 7% пациентов). Частота использования различных видов физиотерапевтического воздействия и симптоматических средств была сопоставимой в обеих группах.

Статистическую обработку результатов осуществляли методами параметрической и непараметрической статистики. Определение соответствия частот генотипов в п опуляциях равновесию Харди—Вайнберга проводили методом c2. Для определения средних величин (M) и стандартных отклонений (A) использовалась программа описательной статистики. Достоверность групповых различий для совокупностей, подчиняющихся нормальному распределению, оценивали с помощью критерия Стьюдента (t). Достоверными считались различия при p<0,05.

Результаты и обсуждение

Оценка интенсивности боли по ВАШ у больных основной и контрольной групп, независимо от пола и возраста, при поступлении в стационар была сопоставимой (7,90±2,10 и 7,86±0,79 балла соответственно, p>0,05). У пациентов — NM-метаболизаторов CYP2C9 (n=70) наиболее часто среди коморбидной патологии диагностировались заболевания сердечно-сосудистой системы (ССС). У пациентов — PM-метаболизаторов (n=32) наиболее часто в анамнезе отмечались заболевания желудочно-кишечного тракта (ЖКТ).

У всех пациентов по всем сферам жизни показатели качества жизни были снижены: физическое и психическое благополучие — 17,03±2,62 балла (48,5% от максимально возможных значений), самооценка течения заболевания — 17,37±2,6 балла (57,9%), микросоциальной поддержки — 8,37±2,03 балла (55,8%), социального благополучия — 21,13±4,3 балла (42,8%) (табл. 1).

Мужчины в большей степени, чем женщины, акцентировали внимание на проблемах, возникших в сфере 1 (оценка 15,4±0,8 и 18,7±1,4 балла соответственно, p<0,05)и сфере 2 (оценка 14,6±0,7 и 18,2±0,9 балла соответственно, p<0,01), женщины — в сфере 4 (оценка 18,9±1,2 и 23,8±1,6 балла соответственно, p<0,01). У тех и других чем сильнее воспринимались и переживались болевые ощущения, тем ниже были показатели качества жизни (табл. 2).

При интенсивности боли от 4 до 6 баллов по ВАШ физическое и психическое благополучие (табл. 3) мужчины оценивали в 16,7±0,9 балла, при ее усилении (от 7 до 10 баллов) — в 14,9±0,3 балла, разница статистически достоверна (p≤0,05, p=1,97 соответственно), женщины — соответственно в 20,1±1,2 балла и 17,2±0,3 балла (p≤0,05, p=2,34 соответственно). В связи с наличием стойкого болевого синдрома при ответе на вопросы опросника «Как Вы оцениваете качество Вашей жизни?», «Насколько Вы удовлетворены состоянием своего здоровья?» ни один из опрошенных не заявил об «очень хорошем» самочувствии, при этом 41% больных охарактеризовали свое самочувствие как «очень плохое» и «плохое», а 45% — как «ни плохое, ни хорошее» (табл. 4).

Таблица 1. Общая оценка качества жизни больных с СХТБ с помощью опросника WHOQOL-BREF (в баллах)
Table 1. Overall assessment of the quality of life of patients with CPPS (WHOQOL-BREF Questionnaire)
Таблица 2. Оценка качества жизни больных с СХТБ в зависимости от гендерной принадлежности
Table 2. Gender-adjusted assessment of the quality of life of patients with CPPS
Таблица 3. Оценка качества жизни больных с СХТБ в зависимости от гендерной принадлежности и выраженности болевого синдрома
Table 3. Assessment of the quality of life of patients with CPPS depending on gender and pain syndrome severity
Таблица 4. Оценка самочувствия у больных с СХТБ
Table 4. Assessment of well-being in patients with CPPS

Выбор оптимального препарата для лечения больных определялся с учетом имеющихся у них форм коморбидной патологии и результатов генотипирования. Обнаружение носителей CYP2C9*1, CYP2C9*2 и CYP2C9*3 аллельных вариантов CYP2C9, гена изофермента цитохрома Р450, позволяет прогнозировать индивидуальную чувствительность к НПВП (неселективным и селективным), а также риск развития НПР при их назначении [6]. У 70 пациентов основной группы (68,6%) был выявлен NM-генотип CYP2C9 (носители аллелей wt/wt CYP2C9*1 с нормальной метаболической активностью фермента цитохрома Р450 — normal metabolizer). Учитывая преобладание среди коморбидной патологии заболеваний ССС (20,4%), этим пациентам назначался целебрекс с наименьшим кардионегативным действием. У 32 (41,4%) пациентов определялся PM-генотип (носители аллелей *2/n CYP2C9*2 (rs1799853) и rs CYP2C9*3 (rs1057910) медленного метаболизма НПВП — poor metabolizer). PMметаболизаторы получали ацеклофенак, на метаболизм которого полиморфизм гена CYP2C9 существенного влияния не оказывает.

Интенсивность болевого синдрома носители NMгенотипа CYP2C9 оценивали в 7,77±1,09 балла, носители PM-генотипа — в 8,6±1,4 балла. Содержание ИЛ-6 в крови у носителей NM-генотипа было равно 79,24±4,18 пг/л, ИЛ-1β (пг/мл) — 100,01±4,2 пг/л; в контрольной группе — 73,05±3,37 пг/л и 96,01± 4,48 пг/л соответственно (p>0,05).

Анализ полученных результатов свидетельствует об обоснованности принятого нами протокола лечения. Положительная динамика имелась у всех больных: степень выраженности боли по шкале ВАШ у носителей NM-генотипа уменьшилась до 5,74±0,65 балла (p<0,05), у носителей PM-генотипа — до 5,09±1,3 балла (p<0,05), в контрольной группе — до 5,29±0,92 балла (p<0,05). Та же направленность была отмечена в цитокиновом статусе: у носителей NM-генотипа уровень содержания  ИЛ-6 в периферической крови стал равен 57,9±3,46 пг/л (p<0,001), ИЛ-1β — 67,4±2,97 пг/л (p<0,001), у носителей PM-генотипа — соответственно 60,7±2,34 пг/мл (p<0,001) и 58,9±3,16 пг/мл (p<0,001), в контрольной группе — соответственно 52,8±2,19 пг/л (p<0,001) и 62,3±3,24 пг/л (p<0,001).

Особого внимания заслуживает достоверное снижение частоты развития НПР у больных при назначении персонализированной терапии с учетом выявленных у них форм коморбидной патологии. НПР со стороны верхних отделов ЖКТ были диспепсические расстройства (боли в подреберье, эпигастрии, вздутие живота, тошнота, в единичных случаях — рвота, изжога, горечь во рту), со стороны ССС — артериальная гипертензия (≥140 мм рт.ст.). НПР со стороны ЖКТ возникли у 4 (5,7%) носителей NMгенотипа, у 1 (3,1%) носителя PM-генотипа, в контрольной группе — у 14 (28%) человек (p<0,001); НПР со стороны ССС — у 2 (2,8%) носителей NM-генотипа, у 2 (6,2%) носителей PM-генотипа, в контрольной группе — у 6 (12%) человек (p<0,001).

При оценке качества жизни больные уже в конце первой недели пребывания в стационаре отметили позитивные сдвиги при приеме назначенного препарата. Уменьшение выраженности болевого синдрома, ассоциированное со снижением в крови содержания провоспалительных цитокинов ИЛ-1β и ИЛ-6, с минимизацией НПР со стороны ЖКТ и ССС, стало причиной более высокой оценки в сферах «Физическое и психическое благополучие» (t=4,02, p<0,001) и «Самовосприятие» (t=3,71, p<0,001). У носителей PM-генотипа (медленных метаболизаторов CYP2C9) показатель в сфере 1 возрос до 21,74±0,98 балла (p<0,001), в сфере 2 — до 17,43±0,92 балла (p<0,05); у носителей NM-генотипа (нормальных метаболизаторов CYP2C9) — соответственно до 22,80±0,95 балла (p<0,001) и до 19,92±0,74 балла (p<0,001); у пациентов контрольной группы — соответственно до 21,40±0,92 балла (p<0,001) и до 19,87±0,63 балла (p<0,001), что положительно отразилось на уровне активности больных, их настроении, повседневном функционировании, взаимоотношениях с медперсоналом. Появилась потребность более частого общения с родственниками, друзьями, товарищами по работе (сфера «Микросоциальная поддержка», t=2,15, p<0,05), отчетливо выраженная при приеме ацеклофенака (носители PM-генотипа — 11,49±1,84 балла, p<0,001), менее выраженная — при назначении целекоксиба (носители NMгенотипа — 10,59±1,9 балла, p>0,05) и диклофенака натрия (контрольная группа — 9,2±1,4 балла, p>0,05).

Заключение

Проведенное исследование показало, что пациенты с СХТБ негативно оценивают основные сферы качества жизни (физическое и психическое благополучие, самовосприятие, отношение к себе окружающих, уровень социального благополучия) в связи со стойким болевым синдромом различной интенсивности, ассоциированным с наличием локального воспалительного процесса, сопутствующих форм коморбидной патологии, о чем свидетельствуют данные клинико-инструментального и лабораторного исследования (уровни оценки боли по шкале ВАШ, содержания в крови провоспалительных цитокинов, представленность заболеваний ЖКТ и ССС). Учет индивидуальных различий реакции организма больного на назначение лекарственного препарата, определение точечных snp гена CYP2C9, предопределяющих индивидуальную реакцию на препарат и повышающих эффективность и б езопасность персонализированной терапии, являются важными посылами для преодоления личностного нигилизма и повышения комплаенса к терапии.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

ЛИТЕРАТУРА/REFERENCES

  1. Барулин А.Е., Курушина О.В., Думцев В.В. Современные подходы
    к терапии хронической тазовой боли. РМЖ. 2016;13:847-851.
    Barulin AE, Kurushina OV, Dumtsev VV. Current approaches to management of chronic pelvic pain. RMZh. 2016;13:847-851. (In Russ.).
  2. Бурковский Г.В., Кабанов М.М., Коцюбинский А.П., Левченко Е.В.,
    Ломаченков А.С. Использование опросника качества жизни (версия
    ВОЗ) в психиатрической практике. Пособие для врачей и психологов.
    СПб. 1998.
    Burkovsky GV, Kabanov MM, Kotsyubinsky AP, Levchenko EV, Lomachenkov AS. Ispol’zovanie oprosnika kachestva zhizni (versiya VOZ) v psikhiatricheskoj praktike. Posobie dlya vrachej i psikhologov. SPb. 1998.
  3. Воробьева О.В. Болезненный спазм мышц тазового дна как причина
    хронических тазовых болей у женщин. Фарматека. 2011;5:51-55.
    Vorobieva OV. Boleznennyj spazm myshts tazovogo dna kak prichina
    khronicheskikh tazovykh bolej u zhenshchin. Farmateka. 2011;5:51-55. (In Russ.).
  4. Зайцев А.В., Шаров М.Н., Кан Я.Д. Хроническая тазовая боль. Современное мультимодальное представление о проблеме. Перспективы диагностики и лечения. Российский журнал боли. 2015;2:3-8.
    Zajcev AV, Sharov MN, Kan JaD. Khronicheskaya tazovaya bol’. Sovremennoe mul’timodal’noe predstavlenie o probleme. Perspektivy diagnostiki i
    lecheniya. Russian Journal of Pain. 2015;2:3-8. (In Russ.).
  5. Клинические рекомендации «Рациональное применение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) в клинической
    практике». Современная ревматология. 2015;1:4-23.
    Clinical guidelines for the rational use of nonsteroidal anti-inflammatory
    drugs (NSAIDs) in clinical practice. Sovremennaya revmatologiya. 2015;1:4-23(In Russ).
    https://doi.org/10.14412/1996-7012-2015-1-4-23
  6. Корнилова Л.Е., Соков Е.Л. Нестероидные противовоспалительные
    препараты для наружного применения в лечении скелетно-мышечных болевых синдромов. Лечащий врач. 2007;8:50-51.
    Kornilova LE, Sokov EL. Nesteroidnye protivovospalitel’nye preparaty dlya
    naruzhnogo primeneniya v lechenii skeletno-myshechnykh bolevykh sindromov. Lechashchij vrach. 2007;8:50-51. (In Russ.).
  7. Нечипуренко Н.И. Механизмы нейропатической боли. Медицинские
    новости. 2012;3:6-10. Nechipurenko NI. Mechanisms of neuropathic pain. Medical News. 2012;3:6-10. (In Russ.).
  1. Шульпекова Ю.О. Хроническая тазовая боль у женщин. РМЖ.
    2011;20:1232.
    Shulpekova YuO. Khronicheskaya tazovaya bol’ u zhenshchin. RMZh.
    2011;20:1232. (In Russ.).
  2. Theken KN, Lee CR, Gong L, Caudle KE, et all. Clinical Pharmacogenetics Implementation Consortium Guideline (CPIC) for CYP2C9 and Nonsteroidal Anti-Inflammatory Drugs/CPIC GUIDELINE. Clinical Pharmacology & Therapeutics. 2020;108(2):191-200. First published: 19 March 2020.
    https://doi.org/10.1002/cpt.1830
  3. Kessler TM. Chronic pelvic pain syndrome: light at the end of the tunnel?
    Europ Urol. 2016;69(2):298-299.
    https://doi.org/10.1016/j.eururo.2015.09.028
  4. Riegel B, Bruenahl CA, Ahyai S, Bingel U, Fisch M, Löwe B. Assessing psychological factors, social aspects and psychiatric co-morbidity associated
    with chronic prostatis/ chronic pelvic pain syndrome (CP/CPPS) in men —
    A systematic review. J Psychosomatic Research. 2014;77(5):333-350.
    https://doi.org/10.1016/j.jpsychores.2014.09.012
  5. Samplaski MK, Li J, Shoskes DA. Clustering of UPOINT domains and subdomains in men with chronic prostatis/chronic pelvic pain syndrome and
    contribution to symptom severity. J Urol. 2012;188(5):1788-1793.
    https://doi.org/10.1016/j.juro.2012.07.036
  6. Tripp DA, Nickel JC, Shoskes D, Koljuskov A. A 2-year follow-up of quality of life, pain, and psychosocial factors in patients with chronic prostatis/
    chronic pelvic pain syndrome and their spouses. World J Urol.
    2013;31(4):7339.
    https://doi.org/10.1007/s00345-013-1067-6.

Поступила 16.02.2021
Received 16.02.2021
Принята к печати 17.03.2021
Accepted 17.03.2021

Запись опубликована в рубрике 2021 год, Российский журнал боли. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий