Туннельная невропатия локтевого нерва: влияние остеопатической коррекции на снижение болевого синдрома


© А.Ф. БЕЛЯЕВ1, 2, П.В. БЕЛОМЕСТНОВ1, 2

1ФГБОУ ВО «Тихоокеанский государственный медицинский университет», Минздрава России, Владивосток, Россия; 2ПКОУ «Институт вертеброневрологии и мануальной медицины», Владивосток, Россия

РЕЗЮМЕ

Введение. Частым проявлением туннельной невропатии локтевого нерва (ТНЛН) является боль в области локтя, предплечья и в зоне иннервации на кисти. Ряд исследований подтверждают возможность мануальных техник благоприятно воздействовать на периферический нерв. Влияние остеопатических методов на коррекцию болевых синдромов у пациентов при невропатии локтевого нерва в мировой практике изучено недостаточно.

Цель работы. Изучить влияние методов остеопатии на снижение болевого синдрома у пациентов с туннельной невропатией локтевого нерва.

Материал и методы. В исследовании приняли участие пациенты (n=71) с ТНЛН, которые были распределены случайным образом в основную и контрольную группы. Средний возраст в обеих группах составил 44,42±1,10 года. В основной группе пациенты получали медикаментозную терапию в соответствии со стандартами лечения мононевропатий и остеопатическую коррекцию, в контрольной группе — только медикаментозную терапию. Болевой синдром оценивали, используя визуально-аналоговую шкалу (ВАШ), опросник DN4 и опросник по боли (Pain DETECT), клинический статус и показатели электронейромиографии.

Результаты. У пациентов в основной группе, где применялась остеопатическая коррекция, клинические результаты и электрофизиологические показатели были статистически значимо (p<0,001) выше, чем в контрольной группе. В основной группе (в отличие от контрольной) отмечалось значительное снижение болевого синдрома по ВАШ и регресс нейропатического компонента боли по опросникам DN4 и Pain DETECT (p<0,001).

Выводы. Применение остеопатических методов в лечении пациентов с ТНЛН способствует значительному уменьшению болевого синдрома, регрессу нейропатического компонента боли и восстановлению функциональной проводимости периферического нерва по двигательным и чувствительным волокнам.

Ключевые слова: туннельная невропатия, локтевой нерв, кубитальный синдром, нейропатическая боль, остеопатическая коррекция.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ:

Беляев А.Ф. — https://orcid.org/0000-0003-0696-9966; e-mail: inmanmed.nauk@mail.ru

Беломестнов П.В. — https://orcid.org/0000-0002-2792-8832; e-mail: pvbelomestnov@gmail.com

Автор, ответственныий за переписку: Беляев А.Ф. — e-mail: inmanmed.nauk@mail.ru

КАК ЦИТИРОВАТЬ:

Беляев А.Ф., Беломестнов П.В. Туннельная невропатия локтевого нерва: влияние остеопатической коррекции на снижение болевого синдрома. Российский журнал боли. 2021;19(2):14–20. https://doi.org/10.17116/pain20211902114

Cubital tunnel neuropathy: impact of osteopathic manipulative treatment on pain syndrome relief

© A.F. BELYAEV1, 2, P.V. BELOMESTNOV1, 2

1Pacific State Medical University, Vladivostok, Russia;

2Primorsky Institute of Vertebral Neurology and Manual Medicine, Vladivostok, Russia

ABSTRACT

Objective. To estimate an efficacy of osteopathic manipulative treatment in relief of pain syndrome following cubital tunnel syndrome (CTS).

Material and methods. There were71 patients with cubital tunnel syndrome randomized into 2 groups (main and control ones). Mean age of patients was 44.4±1.1 years. In the main group, patients received drug therapy according to the standards for mononeuropathy and osteopathic manipulative treatment. Drug therapy alone was used in the control group. Pain syndrome was evaluated using visual analogue scale (VAS), DN4 questionnaire, Pain DETECT questionnaire, clinical status and electroneuromyography data.

Results. Clinical outcomes and electrophysiological variables were significantly higher in the main group (p<0.001). The same group was characterized by significant decrease of pain syndrome VAS score and regression of neuropathic pain (questionnaires DN4 and Pain DETECT) (p<0.001).

Conclusion. Osteopathic manipulative treatment of CTS patients contributes to significant reduction of pain syndrome, regression of neuropathic pain and restoration of functional conduction through the motor and sensitive fibers.

Keywords: entrapment neuropathy, ulnar nerve, cubital syndrome, neuropathic pain, osteopathic manipulative treatment.

INFORMATION ABOUT THE AUTHORS:

Belyaev A.F. — https://orcid.org/0000-0003-0696-9966; e-mail: inmanmed.nauk@mail.ru

Belomestnov P.V. — https://orcid.org/0000-0002-2792-8832; e-mail: pvbelomestnov@gmail.com

Corresponding author: Belyaev A.F. — e-mail: inmanmed.nauk@mail.ru

TO CITE THIS ARTICLE:

Belyaev AF, Belomestnov PV. Cubital tunnel neuropathy: impact of osteopathic manipulative treatment on pain syndrome relief. Russian journal of pain. 2021;19(2):14–20. (In Russ.). https://doi.org/10.17116/pain20211902114

Актуальность

Первым и ведущим симптомом туннельной невропатии (ТН) является появление болезненных парестезий, как правило, в ночное время. Вторым по частоте симптомом являются спонтанные боли [1—3]. У пациентов с ТН наблюдается широкий диапазон характера и интенсивности болевых ощущений — от нерезко выраженных тупых болей в области туннеля до острых болей, затрудняющих осуществление даже небольшого объема движений в суставах по соседству с туннелем [4, 5]. Для ТН характерно развитие нейропатической боли, проявляющейся у пациентов комплексом субъективных симптомов, таких как онемение, покалывание, мурашки, жжение, удар током и др., и клинически выявленных нарушений болевой чувствительности в зоне иннервации страдающего нерва [6].

Туннельная невропатия локтевого нерва (ТНЛН) в области кубитального канала является второй по распространенности после синдрома сдавления срединного нерва в области запястья [7, 12]. Боль и болезненные ощущения при кубитальном синдроме возникают в области внутреннего надмыщелка плечевой кости с иррадиацией по локтевому отделу предплечья к кисти [8, 9]. Основными причинами боли при ТНЛН являются различные патологические процессы в области борозды локтевого нерва на плечевой кости и в области кубитального канала, где локтевой нерв может подвергаться хронической травматизации и чрезмерному натяжению [11, 12]. В ряде исследований показано, что посттравматическая регенерация связок вызывает образование рубцовой ткани и оссификатов, также приводящих к сдавлению нервного ствола [9, 13].

Проблема эффективного лечения ТН остается на сегодняшний день не до конца решенной [3, 10, 11, 14, 15]. Ряд исследований подтверждают возможность мануальных техник благоприятно воздействовать на периферические нервы, подверженные ущемлению [16—20]. Остеопатический подход в лечении пациентов с туннельными синдромами основан на коррекции соматических дисфункций, влияющих на функциональное состояние периферического нерва, а также восстановлении физиологической подвижности нервного ствола внутри анатомического канала [19]. Возможности остеопатического лечения туннельных синдромов верхних конечностей в мировой практике недостаточно изучены.

Цель работы — изучение возможности снижения болевого синдрома у пациентов с ТНЛН под влиянием методов остеопатии, а также уточнение клинико-электромиографических особенностей ТНЛН.

Материал и методы

В исследовании на условиях добровольного информированного согласия участвовали пациенты (n=71; 38 женщин и 33 мужчины) в возрасте от 24 до 64 лет (средний возраст составил 44,42±1,10 года) с диагнозом туннельной невропатии локтевого нерва (код МКБ-Х G56.2 Поражение локтевого нерва), находившиеся на лечении в клинике Института вертеброневрологии и мануальной медицины с 2017 по 2020 г.

Пациенты были распределены путем рандомизации в две группы: основную — 40 человек и контрольную — 31 человек. В основной группе пациенты получали медикаментозную терапию в соответствии со стандартами лечения мононевропатий и остеопатическую коррекцию, в контрольной группе — только медикаментозную терапию.

Всем пациентам проводили клинико-неврологическую диагностику: для оценки выраженности болевого синдрома использовали 10-балльную визуально-аналоговую шкалу (ВАШ) боли, опросник DN4 и опросник по боли (Pain DETECT), оценивали субъективные жалобы на онемение и парестезии, применяли 6-балльную шкалу мышечной силы (L. McPeak, 1996, М. Вейсс, 1986) для диагностики пареза мышц в зоне иннервации локтевого нерва (мышцы, отводящей мизинец, короткого сгибателя мизинца, ладонных межкостных мышц), проводили провокационные пробы: Тинеля, манжеточный тест, тест пальцевой компрессии, элевационный тест, тест форсированного сгибания предплечья, пробы Фромена и Вартенберга [12, 13].

Всем пациентам проводили электронейромиографию (ЭНМГ) на четырехканальном аппарате «Нейро-ЭМГ» компании «Нейрософт», где анализировали показатели, характерные для ТНЛН: 1) снижение скорости распространения возбуждения (СРВ) по моторным волокнам (СРВ-моторная) (<50 м/с); 2) снижение СРВ по сенсорным волокнам (СРВ-сенсорная) (<50 м/с); 3) снижение амплитуды моторных (амплитуда М-ответа) и сенсорных (амплитуда S-ответа) потенциалов (<6,0 мВ и <6 мкВ соответственно) [21, 22].

Для формирования однородной группы использовали данные клинического осмотра, показатели опросников и шкал, а также показатели ЭНМГ-исследования. Критериями исключения из исследования были установленные гормональные и ревматологические заболевания, беременность, острые травмы верхней конечности, хирургические вмешательства в области верхней конечности, а также плечевая плексопатия, шейная радикулопатия и полинейропатия. Клинико-неврологическую диагностику и ЭНМГисследование всех пациентов проводили до начала курса лечения и через 4 нед после завершения лечебного курса. Продолжительность курса медикаментозной терапии не превышала 30 дней, в основной группе одновременно с медикаментозной терапией осуществляли равноценный по длительности курс остеопатической коррекции, включавший не более 5 процедур.

Таблица 1. Особенности распространения и длительности заболевания в исследуемых группах
Table 1. Spread and duration of disorders in both groups
Таблица 2. Распределение симптомов в исследуемых группах
Table 2. Symptoms in both groups

Исследование проведено в соответствии с Хельсинкской декларацией (принята в июне 1964 г., пересмотрена в октябре 2013 г.) и одобрено этическим комитетом ФГБОУ ВО «ТГМУ» Минздрава России (протокол заседания №3 от 20.11.17). Все пациенты подписывали информированное согласие.

Статистическую обработку данных проводили с использованием пакета программ Microsoft Excel. Количественные показатели описывали в терминах среднего значения и стандартной ошибки среднего (M±m). Значимость различий средних величин определяли с помощью параметрического анализа. Использовали t-критерий Стьюдента. Различия между группами оценивали непараметрическим методом χ2 Пирсона. Различия считали статистически значимыми при p<0,05 [23].

Результаты и обсуждение

Развитие заболевания у 73,5% пациентов с ТНЛН связано с профессиональной нагрузкой на область верхней конечности, из этого числа на долю работающих за компьютером пришлось 62,7% случаев, физическая монотонная и стереотипная динамическая нагрузка присутствовала в 36,0% случаев. Из всего числа исследуемых пациентов у 29,4% нарушение функции локтевого нерва связано с перенесенными в прошлом травмами верхней конечности на уровне плечевого сустава,

предплечья или запястья в виде вывихов, ушибов, закрытых переломов.

Наиболее часто поражение локтевого нерва было односторонним (49 пациентов, или 69,0% случаев). Среди пациентов с односторонним и двусторонним поражением преобладала левосторонняя локализация (41 пациент, или 57,8% случаев). Более половины исследуемых пациентов обратились на острой и подострой стадии патологического процесса; хроническое течение больше года наблюдалось у 19 (26,8%) пациентов (табл. 1).

Ирритативная стадия процесса, характерная преобладанием только субъективной симптоматики в виде жалоб на парестезии, онемение, боль, выявлена у 24 (33,8%) исследуемых. На стадии выпадений наиболее часто встречались сенсорно-моторные нарушения (табл. 2).

Жалобы на онемение и парестезии предъявляли все исследуемые пациенты, на боль жаловались 54 (76,1%) пациента. У пациентов по ВАШ выявлен умеренный болевой синдром: в основной группе его средняя величина составила 5,34±0,26 балла, в контрольной группе — 5,18±0,28 балла. По результатам опросника DN4 болевой синдром в основной группе составил 4,45±0,21 балла, в контрольной группе — 4,38±0,27 балла; анализ опросника по боли (Pain DETECT) выявил в основной группе степень боли 22,63±1,21 балла, в контрольной группе — 22,36±1,12 балла. Результаты двух опросников определяют преобладание нейропатического компонента боли у исследуемых пациентов.

Таблица 3. Распределение показателей ЭНМГ в исследуемых группах
Table 3. Electroneuromyography data in both groups
Таблица 4. Оценка болевого синдрома до и после лечения, баллы
Table 4. Pain syndrome before and after treatment

В результате клинико-неврологического осмотра выявлены нарушения болевой чувствительности в виде гипестезии у 43 (60,6%) пациентов, гиперестезии — у 24 (33,8%) пациентов, анестезии — у 17 (23,9%) пациентов. Вегетативно-трофические расстройства в виде отечности, гиперемии, бледности, влажности кожных покровов в зоне иннервации локтевого нерва наблюдались у 29 (40,9%) пациентов. У всех исследуемых диагностированы положительные результаты провокационных проб.

Снижение силы мышц в зоне иннервации локтевого нерва выявлено у 41 (57,8%) пациента. Преобладали гипотония и легкий парез мышц в зоне иннервации; умеренное снижение силы с признаками атрофии мышцы hypothenar и первой тыльной межкостной мышцы диагностировано у 7 (9,9%) пациентов.

По результатам ЭНМГ-исследования 92 рук у 71 пациента при анализе четырех показателей, характерных для диагностики ТНЛН, выявлено снижение средних значений двух показателей относительно нижней границы нормы на уровне нижней трети плеча: СРВ-моторной — на 16,7%, СРВ-сенсорной — на 11,5%; средние значения амплитуды М-ответа и амплитуды S-ответа соответствовали границам нормы, что свидетельствует о преобладании среди исследуемых пациентов с ТНЛН процессов демиелинизации локтевого нерва. В основной и контрольной группах показатели ЭНМГ статистически не различались (p>0,05) (табл. 3).

После проведенного курса лечения в обеих группах наблюдалось снижение болевого синдрома, однако в основной группе, где применялась остеопатическая коррекция, эффект был статистически значимо выше. Так, у пациентов основной группы, боль по ВАШ снизилась на 95,3% (p<0,001), в то время как в контрольной группе — на 40,7%

(p<0,05) (табл. 4).

При анализе опросников DN4 и Pain DETECT в динамике лечения в обеих группах наблюдался регресс нейропатического компонента боли. Так, в основной группе уровень боли по DN4 снизился на 3,42 балла (p<0,001), в контрольной группе — на 0,84 балла (p=0,049);уровень боли по Pain DETECT в основной группе снизился на 18,2 балла (p<0,001), в контрольной группе — на 5,47 балла (p=0,0047).

В основной группе число пациентов, страдающих парестезиями и онемением, уменьшилось на 65,0% (p<0,001), в контрольной группе — только на 22,6% (p<0,05). При клинико-неврологическом осмотре после курса лечения у пациентов в основной группе наблюдалось восстановление болевой чувствительности в зоне иннервации страдающего нерва в виде снижения случаев гипестезии на 65,0% и полного исчезновения гиперестезий и анестезий (p<0,001), в контрольной группе проявления гипестезии уменьшились на 16,7%, гиперестезии — на 33,3%, анестезии — на 42,9% (p<0,05). После курса лечения выявлены изменения результатов провокационных проб: в основной группе пациентов с положительными результатами стало меньше на 72,5% (p<0,001), а в контрольной — только на 16,1% (p<0,05) (табл. 5).

В основной группе в результате лечения среди пациентов с явлениями пареза сила кисти увеличилась на 0,57 балла (p<0,001), аналогичные изменения наблюдались в силе мышц в зоне иннервации локтевого нерва. В контрольной группе в результате лечения среди пациентов с явлениями пареза сила кисти увеличилась на 0,17 балла (p<0,05), значимой динамики в силе мышц в зоне иннервации мы не выявили (табл. 6).

При ЭНМГ-исследовании 52 рук в основной группе определялось улучшение показателей СРВ-моторной и СРВ-сенсорной на 11,1%, а также рост амплитуды M-ответа на 12,6% и амплитуды сенсорного ответа на 22,9% (p<0,001) (табл. 7).

В контрольной группе при исследовании 40 рук динамика наблюдалась только в виде увеличения СРВ-моторной на 1,4% (p=0,032), значимого изменения амплитуды сенсорного ответа и показателей СРВсенсорной мы не наблюдали.

Таблица 5. Динамика симптомов в группах сравнения, n (%)
Table 5. Dynamics of symptoms in both groups
Таблица 6. Изменение силы мышц в процессе лечения, баллы
Table 6. Muscle strength changes during treatment
Таблица 7. Динамика показателей ЭНМГ в основной и контрольной группе на фоне лечения
Table 7. Electroneuromyography data changes in both groups during treatment

В основной группе во время курса лечения и спустя месяц после завершения курса лечения положительная динамика в клиническом статусе и в показателях ЭНМГ наблюдалась в 95% случаев, отсутствовали отрицательные реакции и рецидивы, в то время как в контрольной группе во время курса лечения положительные изменения в клинических проявлениях наблюдались в 77,4% случаев, а через месяц после завершения курса лечения у 6 пациентов (19% случаев) отмечены рецидивы симптомов и снижение электрофизиологических показателей.

Проведенные исследования показали, что включение остеопатических методов в лечение пациентов с туннельной невропатией локтевого нерва статистически значимо усиливает лечебный эффект. Остеопатия оказывает анальгезирующее действие, что подтверждается анализом ВАШ (в основной группе через месяц после курса лечения болевой синдром практически полностью купировался). Значительно снижается выраженность нейропатической боли, оцененной по опросникам DN4 и Pain DETECT (статистически значимо сильнее, чем в контрольной группе). Остеопатические методы приводят к достоверному снижению количества пациентов с парестезиями и гиперестезиями, способствуют восстановлению болевой чувствительности в зоне иннервации локтевого нерва.

Остеопатия способствует увеличению силы мышц (после курса лечения в основной группе общая сила сжатия кисти и сила мышц в зоне иннервации статистически значимо возросла и приблизилась к нормальным значениям).

По данным ЭНМГ, остеопатия положительно влияет на восстановление чувствительной и двигательной иннервации верхней конечности, что главным образом проявляется увеличением показателей скорости распространения возбуждения по моторным и сенсорным волокнам. Электрофизиологические изменения указывают на благоприятное влияние остеопатической коррекции на ремиелинизацию периферического нерва, что патогенетически обосновывает применение остеопатических методов в комплексной терапии ТНЛН.

Отсутствие рецидивов спустя месяц после курса лечения в основной группе в отличие от выявленных случаев негативных проявлений заболевания в контрольной группе также указывает на эффективность остеопатической коррекции ТНЛН.

Полученные данные свидетельствуют о возможности применения остеопатической коррекции в комплексном лечении болевого синдрома у пациентов с туннельной невропатией локтевого нерва и предполагают дальнейшее изучение действия остеопатических методов на основные звенья развития болевого синдрома при туннельных невропатиях.

Выводы

Включение метода остеопатической коррекции в комплексное лечение пациентов с туннельной невропатией локтевого нерва статистически значимо усиливает лечебный эффект: значительно снижается степень болевого синдрома и парестезий, усиливается регресс невропатического компонента боли, в зоне иннервации локтевого нерва восстанавливается болевая чувствительность, уменьшается степень выраженности пареза мышц кисти. Улучшаются электрофизиологические показатели проводимости по двигательным и чувствительным волокнам локтевого нерва: увеличиваются амплитуды M-ответа и S-ответа, возрастает СРВ-моторная и СРВ-сенсорная.

При лечении данным методом отрицательных реакций и обострений заболевания не отмечалось, метод остеопатической коррекции хорошо сочетается с медикаментозной терапией.

Полученные данные позволяют рекомендовать применение метода остеопатической коррекции в комплексном лечении болевого синдрома у пациентов с туннельной невропатией локтевого нерва.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

ЛИТЕРАТУРА/REFERENCES

  1. Жулев Н.М., Осетров Б.А., Жулев С.Н., Лалаян Т.В. Невропатии: Руководство для врачей. СПб.: СПбМАПО; 2005.
    Zhulev NM, Osetrov BA, Zhulev SN, Lalayan TV. Nevropatii: Rukovodstvo
    dlya vrachej. SPb.: SPbMAPO. 2005. (In Russ.).
  2. Голубев В.Л., Меркулова Д.М., Орлова О.Р., Данилов А.Б. Туннельные синдромы руки. РМЖ (Специальный выпуск «Болевой синдром»).
    2009;0:7-12. Ссылка активна на 24.01.21.
    Golubev VL, Merkulova DM, Orlova OR, Danilov AB. Tunnel’nye sindromy ruki. RMZh (Spetsial’nyj vypusk «Bolevoj sindrom»). 2009;0:7-12. Accessed January 24, 2021. (In Russ.).
    https://www.rmj.ru/articles/bolevoy_sindrom/Tunnelynye_sindromy_ruki
  3. Хабиров Ф.А. Клиническая неврология позвоночника. Казань: Медицина; 2002.
    Khabirov FA. Klinicheskaya nevrologiya pozvonochnika. Kazan: Meditsina;(In Russ.).
  4. Кукушкин М.Л. Механизмы развития хронической боли. Подходы
    к профилактике и лечению. Consilium Medicum. 2017;19(2):110-117.
    Ссылка активна на 10.02.21.
    Kukushkin ML. Mechanisms of chronic pain development. Approaches to
    prevention and treatment. Consilium Medicum. 2017;19(2):110-117. (In Russ.)
    Accessed February 10, 2021. (In Russ.).
    https://cyberleninka.ru/article/n/mehanizmy-razvitiya-hronicheskoy-bolipodhody-k-profilaktike-i-lecheniyu
  5. Меркулова Д.М., Меркулов Ю.А., Никитин С.С., Щербенкова А.Л. Туннельные невропатии. Диагностика и принципы
    патогенетической терапии. Consilium Medicum. 2012;2:32-38.
    Merkulova DM, Merkulov YuA, Nikitin SS, Shcherbenkova AL. Tunnel’nye
    nevropatii. Diagnostika i printsipy patogeneticheskoj terapii. Consilium
    Medicum. 2012;2:32-38. (In Russ.)
  6. Баринов А.Н., Мурашко Н.К., Терентьева Н.В., Яворский В.В. Невропатическая боль при поражении периферической нервной системы:
    стратификация лечения. Медицинский совет. 2013;4: 54-63.
    Barinov AN, Murashko NK, Terentieva NV, Yavorsky VV. Neuropathic pain
    at peripheral nervous system impairment: stratification of treatment. Medical Council. 2013;4:54-63. (In Russ.).
  7. Palmer BA, Hughes TB. Cubital tunnel syndrome. J Hand Surg Am.
    2010;35(1):153-163.
    https://doi.org/10.1016/j.jhsa.2009.11.004
  8. Поражение периферических нервов и корешковые синдромы. Под ред. Мументалера М., Штера М., Мюллера-Фаля Г. М.: МЕДпресс-информ; 2014.
    Porazhenie perifericheskikh nervov i koreshkovye sindromy. Mumenthaler M.,
    Stöhr M., Müller-Vahl H., eds. M.: MEDpress-inform; 2014. (In Russ.).
  9. Скоромец А.А. Туннельные компрессионно-ишемические моно- и мультиневропатии. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2018.
    Skoromets AA. Tunnel’nye kompressionno-ishemicheskie mono-i
    mul’tinevropatii. M.: GEOTAR-Media; 2018. (In Russ.).
  10. Caliandro P, La Torre G, Padua R, Giannini F, Padua L. Treatment for ulnar neuropathy at the elbow. Cochrane Database of Systematic Reviews.
    2016;11:CD006839.
    https://doi.org/10.1002/14651858.CD006839.pub4
  11. Idler RS. General principles of patient evaluation and nonoperative management of cubital syndrome. Hand Clin. 1996;12(2):397-403.
  12. Акарачкова Е.С., Котова О.В., Беляев А.А. Туннельные невропатии:
    акцент на синдром кубитального канала. Consilium Medicum.
    2020;22(2):54-57.
    Akarachkova ES, Kotova OV, Beliaev AA. Tunnel neuropathies: focus on cubital tunnel syndrome. Consilium Medicum. 2020;22(2):54-57. (In Russ.).
    https://doi.org/10.26442/20751753.2020.2.200088
  1. Масгутов Р.Ф., Богов А.А. млад., Галлямов А.Р., Рогожин А.А., Валеева Л.Р., Ханнанова И.Г., Филлипов В.Л., Ахтямов И.Ф., Богов А.А. Синдром кубитального канала, диагностика и выбор тактики
    лечения. Практическая медицина. 2015;4(89)/1:105-111. Ссылка активна на 10.02.21.
    Masgutov RF, Bogov AA Jr, Gallyamov AR, Rogozhin AA, Valeeva LR,
    Khannanova IG, Filippov VL, Akhtyamov IF, Bogov AA. Cubital canal syndrome, diagnostics and selecting the treatment tactics. Journal «Practical
    medicine» 2015;4(89)/1:105-111. Accessed February 10, 2021. (In Russ.).
    https://pmarchive.ru/sindrom-kubitalnogo-kanala-diagnostika-i-vybor-taktiki-lecheniya
  2. Кипервас И.П. Туннельные синдромы. М.: Ньюдиамед; 2010.
    Kipervas IP. Tunnel’nye sindromy. M.: Nyudiamed; 2010. (In Russ.).
  3. Svernlov B, Larsson M, Rehn K, Adolfsson L. Conservative treatment of the
    cubital tunnel syndrome. J Hand Surg Eur Vol. 2009;34(2):201-207.
    https://doi.org/10.1177/1753193408098480
  4. Стефаниди, А.В., Москвитин, А.В., Елисеев, Н.П., Духовникова, И.М. Туннельные невропатии. Структура, клиническая биомеханика и патофизиология периферических нервов. Мануальная терапия.
    2011;2(42):57-65.
    Stefanidi AV, Moskvitin AV, Eliseev NP, Dukhovnikova IM. Tunnel’nye
    nevropatii. Struktura, klinicheskaya biomekhanika i patofiziologiya perifericheskikh nervov. Manual’naya terapiya. 2011;2(42):57-65. (In Russ.).
  5. Барраль Ж.-П., Круабье А. Мануальная терапия периферических нервов.
    СПб.: Институт клинической прикладной кинезиологии; 2015.
    Barral J-P, Croibier A. Manual’naya terapiya perifericheskikh nervov. SPb.:
    Institut klinicheskoj prikladnoj kineziologii, 2015. (In Russ.).
  6. Bordoni B, Bordoni G. Reflections on osteopathic fascia treatment in the
    peripheral nervous system. Journal of Pain Research. 2015:8:735-740.
    https://doi.org/10.2147/JPR.S89393
  7. Topp KS, Boyd BS. Structure and biomechanics of peripheral nerves: nerve
    responses to physical stresses and implications for physical therapist practice. Phys Ther. 2006;86(1):92-109.
    https://doi.org/10.1093/ptj/86.1.92
  8. Шейные болевые синдромы. Под ред. Новикова Ю.О. Уфа: Верас; 2020.
    Shejnye bolevye sindromy. Novikov Yu.O., ed. Ufa: Veras; 2020. (In Russ.).
  9. Николаев С.Г. Практикум по клинической электромиографии. Иваново: Ивановская государственная медицинская академия; 2003.
    Nikolaev SG. Praktikum po klinicheskoj elektromiografii. Ivanovo: Ivanovskaya gosudarstvennaya meditsinskaya akademiya; 2003. (In Russ.).
  10. Зенков Л.Р., Ронкин М.А. Функциональная диагностика нервных болезней. М.: МЕДпресс-информ; 2013.
    Zenkov LR, Ronkin MA. Funktsional’naya diagnostika nervnykh boleznej.
    M.: MEDpress-inform; 2013. (In Russ.).
  11. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ Statistica. М.: Медиа Сфера; 2002.
    Rebrova OYu. Statistical analysis of medical data. Use of a package of the Statistica application programs. M.: Media Sphera; 2002. (In Russ.).

Поступила 19.03.2021

Received 19.03.2021

Принята к печати 05.04.2021

Accepted 05.04.2021

Запись опубликована в рубрике 2021 год, Российский журнал боли. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий