Мозговой нейротрофический фактор (BDNF) в патогенезе головной боли у лиц молодого возраста с артериальной нормотензией и маскированной артериальной гипертензией


© А.В. РАКИТОВА, П.П. КАЛИНСКИЙ, Б.И. ГЕЛЬЦЕР

ФГАОУ ВО «Дальневосточный федеральный университет» Минобрнауки России, Владивосток, Россия

РЕЗЮМЕ

Введение. Жалобы на головную боль встречаются у пациентов при различной патологии. Наиболее распространенное заболевание, при котором основным клиническим симптомом выступает головная боль, — это головная боль напряжения (ГБН). При ГБН на фоне болевого синдрома различной интенсивности и частоты болевых эпизодов возникают функциональные изменения, что приводит к психоэмоциональным расстройствам. Артериальная гипертензия (АГ) — наиболее распространенное сосудистое заболевание, при котором отмечается повышение артериального давления (АД) и часто пациенты предъявляют жалобы на головную боль разнопланового характера. Малоподвижный образ жизни, курение, эмоциональные нагрузки способствуют раннему возникновению у лиц молодого возраста маскированной АГ (МАГ). Мозговой нейротрофический фактор (BDNF) участвует в патофизиологических изменениях при различных заболеваниях ЦНС, тревоге, депрессии, хронической боли.

Материал и методы. В исследование включены 103 пациента в возрасте от 18 до 44 лет (средний возраст — 33,9±5,8 года) с жалобами на головную боль. При этом у 36 пациентов регистрировалась артериальная нормотензия, а у 37 пациентов выявлена МАГ. Контрольную группу составили 30 здоровых добровольцев. Болевой синдром оценивался с помощью цифровой рейтинговой шкалы (ЦРШ), уровень личностной и ситуативной тревожности — с помощью шкалы Спилбергера—Ханина, уровень депрессии — с помощью шкалы депрессии Бека. Суточный мониторинг АД (СМАД) проводили по стандартной методике в соответствии с международными рекомендациями. Для проведения СМАД использовали портативное устройство BPLab V.05.02.00 (Россия). Методом иммуноферментного анализа измерялся уровень BDNF сыворотки периферической крови.

Результаты. У пациентов молодого возраста с артериальной нормотензией, предъявляющих жалобы на головную боль, диагностирован высокий уровень личностной тревожности (52,4±6,4 балла) и умеренный уровень ситуативной тревожности (36,4±3,3 балла). Депрессия по шкале Бека составила 17,3±1,2 балла, что соответствует умеренно выраженной депрессии. Уровень сывороточного BDNF был в диапазоне 3,4—10,3 нг/мл среднее значение — 6,2±1,9 нг/мл. Данный показатель у лиц контрольной группы составил 11,6±2,1 нг/мл. При сравнении количества баллов по шкале депрессии Бека с уровнем сывороточного BDNF, используя коэффициент Спирмена, выявлена статистическая значимая обратная корреляция (R= –0,49, p<0,05). У пациентов с МАГ этот показатель не дал достоверных результатов (R= –0,28, p>0,05). У пациентов с МАГ личностная тревожность была средней, притом что ситуативная тревожность была высокой, уровень тревоги по шкале Бека составила 13,6±1,3 балла, однако, учитывая средний уровень BDNF сыворотки крови в этой группе (8,43±1,9 нг/мл), статистически значимой обратной корреляционной связи не получено (R= –0,32, p>0,05).

Выводы. У пациентов с артериальной нормотензией диагностированы более высокие показатели личностной тревожности и депрессии, что свидетельствует о дисфункциональном характере боли, и при этом выявлено статистически достоверное значительное снижение уровня сывороточного BDNF. Низкая концентрация сывороточного BDNF свидетельствует о дисрегуляции антиноцицептивной системы. У пациентов с МАГ зарегистрированы высокие показатели ситуативной тревожности и депрессия легкой степени, но снижение уровня сывороточного BDNF было незначительным — и достоверных различий с показателями контрольной группы не получено.

Ключевые слова: головная боль напряжения, маскированная артериальная гипертензия, тревога, депрессия, мозговой нейротрофический фактор (BDNF).

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ:

Ракитова А.В. — https://orcid.org/0000-0002-1921-0863

Калинский П.П. — https://orcid.org/0000-0002-5590-9700

Гельцер Б.И. — https://orcid.org/0000-0002-9250-557X

Автор, ответственный за переписку: Ракитова А.В. — e-mail: a.rakitova@m.tgmu.ru

Как цитировать:

Ракитова А.В., Калинский П.П., Гельцер Б.И. Мозговой нейротрофический фактор (BDNF) в патогенезе головной боли у лиц молодого возраста с артериальной нормотензией и маскированной артериальной гипертензией. Российский журнал боли. 2021;19(2):10–13. https://doi.org/10.17116/pain20211902110

Brain-derived neurotrophic factor (BDNF) in pathogenesis of headache in young persons with arterial normotension and masked arterial hypertension

© A.V. RAKITOVA, P.P. KALINSKY, B.I. GELTSER

Far Eastern Federal University, Vladivostok, Russia

ABSTRACT

Objective. To study clinical features of headache and BDNF level in young patients with arterial normotension and masked arterial hypertension.

Material and methods. The study included 103 patients aged 18—44 years (mean 33.9±5.8 years) with headache. Arterial normotension was registered in 36 patients, masked arterial hypertension — in 37 patients. The control group consisted of 30 healthy volunteers. Pain syndrome was assessed using digital rating scale (DRS), personal and situational anxiety — Spielberger-Hanin scale, depression — Beck’s Depression Inventory (BDI). 24-hour monitoring of blood pressure was carried out according to international recommendations (BPLab V.05.02.00 device, Russia). Serum BDNF was measured using enzyme immunoassay.

Results. Young patients with arterial normotension and headache were characterized by high personal anxiety (52.4±6.4 scores) and moderate situational anxiety (36.4±3.3 scores). BDI score of depression was 17.3±1.2 (moderate depression). Serum BDNF level ranged from 3.4 to 10.3 ng/ml (mean 6.2±1.9 ng/ml). This indicator in the control group was 11.6±2.1 ng/ml. There was significant correlation between BDI score and serum BDNF (Spearman’s correlation coefficient R= –0.49, p<0.05). In patients with masked arterial hypertension, this indicator did not give significant results (R= –0.28, p>0.05). In patients with masked arterial hypertension, personal anxiety was moderate and situational anxiety was high. BDI score of anxiety was 13.6±1.3. Considering mean level of serum BDNF in this group (8.43±1.9 ng/ml), there was no significant inverse correlation (R= –0.32, p>0.05).

Conclusion. Patients with arterial normotension had higher indices of personal anxiety and depression that indicates dysfunctional pain. At the same time, significant decrease in the level of serum BDNF was revealed. Low serum BDNF indicates dysregulation of antinociceptive system. Patients with masked arterial hypertension had high situational anxiety and mild depression. However, decrease of serum BDNF was insignificant and there were no significant differences with the control group.

Keywords: tension-type headache, masked arterial hypertension, anxiety, depression, brain-derived neurotrophic factor (BDNF).

INFORMATION ABOUT THE AUTHORS:

Rakitova A.V. — https://orcid.org/0000-0002-1921-0863

Kalinsky P.P. — https://orcid.org/0000-0002-5590-9700

Geltser B.I. — https://orcid.org/0000-0002-9250-557X

Corresponding author: Rakitova A.V. — e-mail: a.rakitova@m.tgmu.ru

TO CITE THIS ARTICLE:

Rakitova AV, Kalinsky PP, Geltser BI. Brain-derived neurotrophic factor (BDNF) in pathogenesis of headache in young persons with arterial normotension and masked arterial hypertension. Russian journal of pain. 2021;19(2):10–13. (In Russ.). https://doi.org/10.17116/pain20211902110

Упоминания о головной боли как симптоме болезни насчитывают тысячи лет [1]. Первые научные данные
о природе головной боли датируются XIX веком, когда
отмечено, что данная жалоба зависит не только от анатомических, но и от индивидуальных особенностей человека [2]. С 2018 г. основным руководящим документом в диагностике головной боли стала Международная
классификация головной боли (МКГБ-3) [3]. Считается,
что у 30—78% пациентов головная боль — это головная
боль напряжения (ГБН), которая делится на 3 клинические
формы: нечастую эпизодическую ГБН, частую эпизодическую ГБН, хроническую ГБН. Важным диагностическим
критерием хронической ГБН являются предшествующие
проявления эпизодической ГБН. Переход эпизодической
ГБН в хроническую ГБН зависит от формирования у пациента тревоги, депрессии [4, 5]. У 40—44% взрослого населения Европы и России диагностируется артериальная
гипертензия (АГ) — это самое распространенное сосудистое заболевание [6, 7]. Имеющиеся факторы риска (курение, алкоголь, избыточная масса тела, малоподвижный
образ жизни, стрессы) способствуют раннему возникновению маскированной АГ (МАГ) [8]. Пациенты с АГ часто
предъявляют жалобы на головную боль разнопланового характера, которую связывают с повышением артериального давления (АД). Ряд авторов жалобы на головную боль
у пациентов с повышенными цифрами АД рассматривают как клинические проявления ГБН у коморбидного пациента [9]. В то же время имеется точка зрения, что головная боль — это результат повышения АД [7]. Несомненно,
головная боль является результатом функциональных изменений церебральной системы, контролирующей боль,
а мозговой нейротрофический фактор (BDNF) играет важную роль в регуляции этих процессов и нейропластичности [10]. Также BDNF участвует в нейротрофических изменениях, вызванных тревогой, депрессией, хронической
болью [11]. Есть данные, что при хронической ГБН уровень BDNF снижается [12]. Однако до настоящего времени влияние уровня BDNF на выраженность головной боли у пациентов с артериальной нормотензией и МАГ изучены недостаточно.
Цель исследования — изучить клинические особенности головной боли и уровень BDNF у пациентов молодого
возраста с артериальной нормотензией и МАГ.

Материал и методы

В исследование включены 103 пациента в возрасте от 18 до 44 лет, (средний возраст — 33,9±5,8 года), которые проходили обследование и лечение в ФГКУ «1477 Военно-морской клинический госпиталь» Минобороны России в 2017—2020 гг. Исследование выполнено в соответствии со стандартами надлежащей клинической практики (Good Clinical Practice) и принципами Хельсинкской декларации. Все участники подписали письменное информированное согласие и разделены на 3 группы. Пациенты 1-й группы — это 36 человек, которые предъявляли жалобы на головную боль и имели артериальную нормотензию (средний возраст — 33,5±5,7 года). Пациенты 2-й группы — это 37 человек, у которых были головные боли и диагностирована МАГ (средний возраст — 34,3±5,9 года). Контрольную группу составили 30 здоровых добровольцев (средний возраст — 34,2±4,8 года). Для оценки интенсивности головной боли применяли цифровую рейтинговую шкалу (ЦРШ). Диагностика типа головной боли проводилась с учетом критериев МКГБ-3 (2018).

Таблица 1. Уровень BDNF в сыворотке крови обследованных больных
Table 1. Serum BDNF in study patients

Нейропсихологическое тестирование включало использование шкал ситуативной и личностной тревожности Спилбергера—Ханина, шкалу депрессии Бека.

Суточный мониторинг АД (СМАД) выполняли по стандартной методике в соответствии с международными рекомендациями. Для проведения СМАД использовали портативное устройство BPLab V.05.02.00 (Россия).

Методом иммуноферментного анализа (ИФА) с применением реактивов ELISA Kit (США) осуществлялась оценка уровня сывороточного BDNF. Забор крови из кубитальной вены в пробирку 10 мл выполнялся в утренние часы, натощак. Центрифугирование проводилось при ускорении 1000 g в течение 20 мин. Аликвотированные образцы сохранялись при температуре –80°C до 3 мес, и по мере накопления проводился ИФА.

Статическая обработка данных выполнялась с помощью описательных статистик (Me и 95% ДИ), непараметрического теста Манна—Уитни, коэффициента ранговой корреляции Спирмена. Все показатели СМАД, согласно тесту Шапиро— Уилка, имели близкое к нормальному распределение. Различия считали статистически значимыми при p<0,05. Обработка данных выполнялась на языке R в среде RStudio.

Результаты и обсуждение

У пациентов 1-й группы средние показания АД в утренние часы без медикаментозной коррекции составляли 115/75±5,8 мм рт.ст. В группе женщин было 23 (63,9%), мужчин — 13 (36,1%). Жалобы на головные боли беспокоили от 3 до 14 раз в месяц (среднее количество эпизодов — 8,7±3,8). Средняя продолжительность приступа — 38,6±4,6 ч. Интенсивность головной боли по ЦРШ составляла 5,5±1,6 балла. У 28 (77,8%) пациентов возникновение боли связывали с эмоциональным напряжением. Цефалгия была двусторонняя, давящего, сжимающего характера, по типу «обруча», «шлема». 8 (22,2%) человек связь головной боли с эмоциональным напряжением отрицали и отмечали, что она возникает после пробуждения, без видимой причины. У пациентов 1-й группы по шкале Спилбергера—Ханина диагностирован высокий уровень личностной тревожности (52,4±6,4 балла) и умеренный уровень ситуативной тревожности (36,4±3,3 балла). Депрессия по шкале Бека составила 17,3±1,2 балла, что соответствует умеренно выраженной депрессии.

У пациентов 2-й группы средний уровень АД в утренние часы без медикаментозной коррекции при первом обследовании составлял 128/80±6,8 мм рт.ст. Количество женщин и мужчин в группе было практически одинаковым и составляло 18 (48,6%) женщин и 19 (51,4%) мужчин. Среднее количество болевых эпизодов в месяц — 6,8±3,9. Средняя продолжительность болевого эпизода — 12,8±5,7 ч. Интенсивность боли по ЦРШ составляла 6,4±1,5 балла.

У пациентов 2-й группы жалобы носили более разноплановый характер. Так, только у 18 (48,6%) человек цефалгия была двусторонняя, давящего, сжимающего характера, по типу «обруча», «шлема», но возникновение жалоб пациенты связывали с повышением АД. 19 (51,4%) человек утверждали, что их беспокоит головная боль, и характеризовали ее как: тяжесть в голове — 11 (26,6%) человек, головокружение — 3 (24,3%) человека, онемение лица — 7 (35,1%) человек, легкую тошноту — 4 (37,8%) человека, неустойчивость — 6 (18,9%) человек, тяжесть в затылочной области — 12 (30,9%) человек. Среднее количество жалоб у пациентов данной группы — 2,3. У пациентов 2-й группы по шкале Спилбергера—Ханина диагностирован средний уровень личностной тревожности (39,3±5,4 балла) и высокий уровень ситуативной тревожности (48,3±5,8 балла). Выраженность депрессии по шкале Бека составила 13,6±1,3 балла, что соответствует легкой степени депрессии.

У пациентов 1-й группы уровень сывороточного  BDNF был в диапазоне 3,4—10,3 нг/мл, среднее значение — 6,2±1,9 нг/мл. Данный показатель у лиц контрольной группы составил 11,6±2,1 нг/мл (табл. 1). Корреляция между уровнем сывороточного BDNF и выраженностью тревожно-депрессивной симптоматики отображена в табл. 2. У пациентов 2-й группы среднее значение  BDNF было в диапазоне 9,2±1,8 нг/мл. При сравнении количества баллов по шкале депрессии Бека (17,3±1,2 балла) с уровнем сывороточного BDNF (6,2±1,9 нг/мл) у пациентов 1-й группы, используя коэффициент Спирмена, выявлена статистическая значимая обратная корреляция (R= –0,49, p<0,05). У пациентов 2-й группы этот показатель не дал достоверных результатов (R= –0,28, p>0,05).

У пациентов 1-й группы личностная тревожность по шкале Спилбергера—Ханина была высокой и находилась в статистически значимой обратной корреляционной связи с показателем BDNF сыворотки крови (R= –0,46, p<0,05). У пациентов 2-й группы личностная тревожность была средней, притом что ситуативная тревожность была высокой, однако, учитывая средний уровень BDNF сыворотки крови во 2-й группе (8,43±1,9 нг/мл), статистически значимой обратной корреляционной связи не получено (R= –0,32, p>0,05).

По результатам СМАД установлено, что у пациентов 1-й группы регистрировалась артериальная нормотензия, средние показатели — 118/78±15,3 мм рт.ст. У пациентов 2-й группы выявлены эпизоды непродолжительного (до 60 мин) повышения АД до 145±8,6 мм рт.ст., которые возникали в период эмоциональной перегрузки. Среднесуточный показатель АД составлял 125±22,8 мм рт.ст. При сравнении динамики показателей АД и жалоб пациентов на головную боль по результатам «дневника самочувствия» корреляции между выраженностью головной боли и уровнем АД не установлено.

Заключение

74% пациентов 1-й и 2-й групп предъявляли жалобы, которые по своим характеристикам соответствуют критериями ГБН. У 19 (26%) пациентов 2-й группы жалобы носили принципиально иной, разноплановый характер, по своим характеристикам они не соответствуют жалобам при головной боли. Наиболее часто встречались жалобы на тяжесть в голове, головокружение, онемение лица, легкую тошноту, неустойчивость, тяжесть в затылочной области. Среднее количество жалоб у пациентов данной группы составило 2,3.

Таблица 2. Корреляция между уровнем сывороточного BDNF и выраженностью тревожно-депрессивной симптоматики у пациентов
с ГБН
Table 2. Correlation between serum BDNF and severity of anxiety-depressive symptoms in patients with tension-type headache
Уровень сывороточного BDNF в зависимости от выраженности
депрессии по шкале Бека у пациентов c МАГ и ГБН.
Serum BDNF depending on BDI score in patients with masked arterial hypertension and tension-type headache.

У пациентов с артериальной нормотензией диагностированы более высокие показатели личностной тревожности и депрессии, что свидетельствует о дисфункциональном характере боли, и при этом выявлено статистически достоверное значительное снижение уровня сывороточного BDNF. Низкая концентрация сывороточного  BDNF свидетельствует о дисрегуляции антиноцицептивной системы.

У пациентов с МАГ зарегистрированы высокие показатели ситуативной тревожности и депрессия легкой степени, но снижение уровня сывороточного BDNF было незначительным (см. рисунок) — и достоверных различий с показателями контрольной группы не получено, что может говорить о функциональной сохранности антиноцицептивной системы, а высокий уровень тревожности обусловлен реакцией на эпизоды повышения АД, которые периодически фиксировал сам пациент.

По результатам СМАД не выявлено корреляции между повышением уровня АД и увеличением частоты и интенсивности эпизодов головной боли.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. The authors declare no conflicts of interest.

ЛИТЕРАТУРА/REFERENCES

  1. Campillo D. Neurosurgical pathology in prehistory. Acta Neurochir (Wien).
    1984;70:275-290.
    https://doi.org/10.1007/bf01406656
  2. Magiorkinis E, Diamantis A, Mitsikostas DD, Androutsos G. Headaches in
    antiquity and during early scientific era. J Neurol. 2009;256:1215-1220.
    https://doi.org/10.1007/s00415-009-5085-7
  3. Headache Classification Committee of the International Headache Society
    (IHS). The International Classification of Headache Disorders, 3rd edition.
    Cephalalgia. 2018;38(1):1-21.
    https://doi.org/10.1177/0333102417738202
  4. Probyn K, Bowers H, Caldwell F, Mistry D, Underwood M, Matharu M,
    Pincus T; CHESS Team. Prognostic factors for chronic headache: a systematic review. Neurology. 2017;89(3):291-301.
    https://doi.org/10.1212/WNL.0000000000004112
  5. Kadimpati S, Zale EL, Hooten MW, Ditre JW, Warner DO. Association between neurotism and depression in relation to catastrophizing and pain- related anxiety in chronic pain patients. PLoS One. 2015;10(4):e0126351.
    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0126351
  6. Чазова И.Е., Жернакова Ю.В., Ощепкова Е.В. и др. Распространенность факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний
    в российской популяции больных артериальной гипертонией. Кардиология. 2014;54(10):4-12.
    Chazova IE, Zhernakova YuV, Oshchepkova EV, et al. Prevalence of cardiovascular diseases risk factors in the Russian population of arterial hypertension patients. Kardiologiya. 2014;54(10):4-12. (In Russ.).
  7. Williams B, Mancia G, Spiering W, et al.; Authors/Task Force Members.
    2018 ESC/ESH Guidelines for the management of arterial hypertension: The
    Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Cardiology and the European Society of Hypertension. J Hypertens.
    2018;36(10):1953-2041.
    https://doi.org/10.1097/HJH.0000000000001940.
  8. Рекомендации по лечению артериальной гипертонии. ESH/ESC 2013.
    Российский кардиологический журнал. 2014;1(105):7-94.
    2013 ESH/ESC Guidelines for the management of arterial hypertension.
    Russian Journal of Cardiology. 2014;1(105):7-94. (In Russ.).
  9. Головачева В.А., Парфенов В.А. Хроническая ежедневная головная
    боль под маской дисциркуляторной энцефалопатии. Медицинский совет. 2015;2:72-77.
    Golovacheva VA, Parfenov VA. Chronic daily headaches clinically simulating dyscirculatory encephalopathy. Medical Council. 2015;2:72-77.
    https://doi.org/10.21518/2079-701X-2015-2-72-77
  10. Aarse J, Herlitze S, Manahan-Vaughan D. The requirement of BDNF for
    hippocampal synaptic plasticity is experience-dependent. Hippocampus.
    2016;26(6):739-751.
    https://doi.org/10.1002/hipo.22555
  11. Quach TT, Lerch JK, Honnorat J, Khanna R, Duchemin AM. Neuronal
    networks in mental diseases and neuropathic pain: beyond brain derived neurotrophic factor and collapsin response mediator proteins. World Journal of
    Psychiatry. 2016;6(1):18-30.
    https://doi.org/10.5498/wjp.v6.i1.18.
  12. Тян К.В., Калинский П.П. Значение мозгового нейротрофического
    фактора (BDNF) в патогенезе хронической головной боли напряжения. Российский журнал боли. 2020;18(2):5-8.
    Tyan KV, Kalinsky PP. The influence of brain-derived neurotrophic factor
    (BDNF) in the pathogenesis of chronic tension-type headache. Russian
    Journal of Pain. 2020;18(2):5-8. (In Russ.).
    https://doi.org/10.17116/pain2020180215

Поступила 26.04.2021
Received 26.04.2021
Принята к печати 27.04.2021
Accepted 27.04.2021

Запись опубликована в рубрике 2021 год, Российский журнал боли. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий