СВЯЗЬ ФИБРОМИАЛГИИ И АУТОХТОННЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ


Дмитриев М.Н.

ФГБОУ ВО «Ростовский государственный медицинский университет» Минздрава России, Ростов-на-Дону, Россия

Современные диагностические критерии фибромиалгии (ФМ) [The ACR Preliminary Diagnostic Criteria for Fibromyalgia, 2010] предусматривают учет соматических симптомов, многие из которых представляют собой вегетативные проявления тревожных расстройств (ощущение онемения/покалывания, дурнота, тошнота, боль в груди, диарея, одышка и т.д.), соматических признаков депрессии (инсомния, запоры) либо прямо указывают на наличие угнетенного настроения. В некоторых работах указывается, что тревога (Т) и депрессия (Д) являются частью ФМ [4, 5, 8], что подтверждается различными психометрическими тестами. Однако эти психические расстройства целесообразно рассматривать не как самостоятельные диагнозы, а как транснозологическое проявление более сложных психических, прежде всего аутохтонных расстройств [1, 2]. Это является принципиальным моментом для понимания патогенеза, подходов к терапии и ожидаемых исходов (прогноза). Поскольку международные стандарты ведения пациентов с шизофренией или биполярным расстройством, даже при наличии в их структуре Т и Д, значимо отличаются от принятой терапии Т и Д как синдрома или симптомокомплекса.

Целью настоящей работы был анализ связи ФМ с базовыми аутохтонными (эндогенными) психическими заболеваниями, такими как биполярное аффективное расстройство (БАР) и шизофрения (Ш). Изучена доступная литература в базах данных PubMed, Scopus, e.library. Обнаружено, что в русскоязычном сегменте публикаций отсутствуют исследования по данной проблеме. А авторы ограничиваются ссылками на иностранных коллег и/или опираются на изучение Т и Д при ФМ исключительно как симптомокомплексов, без нозологического типирования.

Анализ иностранной литературы показал, что еще с 1990-х гг. и по настоящее время некоторые исследователи рассматривали ФМ как компонент расстройств депрессивного или аффективного спектра [5, 6]. При этом Д понималась как проявление именно аутохтонной патологии, имеющего высокую степень наследственной (семейной) отягощенности, а не как реакция на длительное болевое страдание. Вхождение в структуру аффективной патологии большого удельного веса Т и болезней зависимого поведения (алкоголизм) можно рассматривать как некий предиктор именно БАР, а не просто Д. В последующем было показано, что депрессивный компонент, обнаруживаемый при ФМ может быть проявлением большого депрессивного эпизода [3, 4], т.е Д психотического уровня или дистимии [8], т.е. хронической Д непсихотического уровня. Были получены данные о различных вариантах эмоциональных расстройств и их комбинаций (включая сочетания гипомании и Д) как в психическом статусе, так и анамнезе у пациентов с ФМ, что однозначно указывает именно на расстройства биполярного спектра. [3, 4] Из всех клинических форм БАР чаще диагностировали расстройство второго типа. Не были обнаружены данные о четкой клинической корреляции ФМ с расстройствами шизофренического спектра. Есть отдельные публикации [7], в которых у пациентов с ФМ описываются полиморфные заострения (ипохондрия, психастения, навязчивости т.п.) профиля психопатологических симптомов, в т.ч. и шизофрении. Данные получены с помощью психологических опросников (MMPI-2, SCL-90-R). Это не может служить доказательным основанием связи ФМ и Ш.

Вывод.

Существует связь ФМ с аутохтонными психическими заболеваниями аффективного спектра. Связь с расстройствами шизофренического спектра, включая шизоаффективное расстройство, неочевидна и требует дальнейшего изучения.

Литература

1.  Дмитриев М.Н. О понимании сущности пароксизмальных психовегетативных расстройств / М.Н. Дмитриев // Эпилепсия и пароксизмальные состояния. 2014; 6(3): 61–64.
2.  Костюкова Е.Г. Вопросы диагностики и терапии депрессий в рамках различных нозологических категорий / Е.Г. Костюкова // Современная терапия психических расстройств. 2017; 2: 44–56.
3.  Features of mood associated with high body weight in females with fibromyalgia/ A. Alciati, F. Atzeni, M. Grassi [et al.] // Comprehensive Psychiatry. 2018; 80: 57–64.
4.  Fibromyalgia and bipolar disorder: Extent of comorbidity and therapeutic implications / M.C. Di Tommaso Morrison, F.Carinci, G.Lessiani [et al.]// Journal of Biological Regulators and Homeostatic Agents. 2017; 31(Issue 1): 17–20.
5.  Fibromyalgia syndrome and depressive symptoms: Comorbidity and clinical correlates / A. Aguglia, V. Salvi, G. Maina [et al.] // Journal of Affective Disorders. 2011; 128(Issue 3): 262–266.
6.  Katz R.S. Fibromyalgia, depression, and alcoholism: a family history study / R.S. Katz, H.M. Kravitz //Journal of Rheumatology. 1996; 23(Issue 1): 149–154.
7.  Psychopathological symptoms in patients suffering from chronic cephalea with or without fibromyalgia / I. Sala, C. Roig Arnall, J.A. Amador-Campos [et al.]// Revista de Neurologia. 2009; 49 (Issue 6): 281–287.
8.Vulnerability to Psychopathology and Dimensions of Personality in PatientswithFibromyalgia /A.Garcia-Fontanals,M.Portell,S.García-Blanco [et al.] // ClinicalJournal of Pain. 2017; 33 (Issue 11): 991–997.

Запись опубликована в рубрике 2018 год, Российский журнал боли. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий