ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ ВАЛИДАЦИЯ ОПРОСНИКА «БОЛЬ В НИЖНЕЙ ЧАСТИ СПИНЫ И НАРУШЕНИЕ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ROLAND-MORRIS)»


Тараканов А.А., Ефремов В.В.

ФГБОУ ВО «Ростовский государственный медицинский университет» МЗ РФ, Ростов-на-Дону, Россия

Для оценки состояния и качества жизни пациентов с болью в нижней части спины (БНС) применяют различные анкеты и шкалы; например, опросник «Боль в нижней части спины и нарушение жизнедеятельности» (Roland-Morris, Disabilitty Questionary, RDQ) [1, 2]. Его адаптированный вариант состоит из 18 вопросов, за каждый отмеченный пункт начисляется 1 балл [3]. Главным недостатком RDQ, как и прочих анкет, является субъективность, когда нередки явления симуляции и аггравации [4]. Для минимизации субъективности возможно применение методов микроволновой радиотермометрии (РТМ) и компьютерной стабилометрии (КСМ). Показано, что полученные данные коррелируют с выраженностью и продолжительностью боли в спине по визуальной аналоговой шкале (ВАШ) [5, 6].

Цель работы – валидация опросника RDQ у пациентов c БНС при помощи методов КСМ, РТМ и ВАШ [7].

Материалы и методы.

Исследования проводились на базе «Проблемной научной лаборатории физических методов диагностики и лечения» РостГМУ у амбулаторных пациентов с БНС неспецифического характера (n=55, 53±4,5 лет). Применялись RDQ, ВАШ, диагностические комплексы «РТМ-01-РЭС» (Москва) и «Стабилан-01-2» (ЗАО ОКБ РИТМ, Таганрог). Контроль (n=31) – здоровые добровольцы соответствующего возраста и пола.

Результаты.

Больные были разделены на 2 группы, согласно инструкции, по количеству отмеченных пунктов: 1 группа (0–7 баллов, n=21) – нарушения жизнедеятельности считаются невыраженными; 2 группа (8–18 баллов, n=34) – выраженными. Группы не отличались достоверно по возрасту, соотношению полов, средней продолжительности заболевания. Средняя оценка по RDQ во 2 группе составила 10,5±0,35 баллов, что достоверно и в 2 раза выше, чем в 1 группе (5,52±0,33). У пациентов с выраженными нарушениями жизнедеятельности средняя оценка по ВАШ 6,79±0,26 против 5,95±0,30 в 1 группе.

Сопоставление выраженности нарушений жизнедеятельности и глубинной температуры, измеренной методом РТМ по 15 точкам в пояснично-крестцовой области [5], установило следующее. В 1 группе отмечается тенденция к увеличению максимальной глубинной температуры (Тmax) до 36,20±0,30°С по сравнению с контролем (35,08±0,58°С). Во 2 группе Tmax уже достоверно повышена до 36,30±0,17°С.

Следующим методом для валидации опросника Roland-Morris была КСМ. Достоверные стабилометрические изменения выявлены только у пациентов с выраженными нарушениями жизнедеятельности. Увеличивается коэффициент Ромберга (KoefRomb) до «критической» величины 244,8%, при которой без зрительного анализатора адекватная поддержка равновесия невозможна [7]. Параметр LFS, оценивающий длину статокинезиграммы в эллипсе, в пробе «закрытые глаза» достоверно ниже контроля на 25,1%, что указывает на «иммобилизацию» и снижение энергозатрат на поддержание вертикальной позы. Интегральный показатель качества функции равновесия (КФР) снижен до 74,4±3,1%. Площадь опоры (Ells) увеличивается при выключении зрения по сравнению с контролем в обеих группах, но достоверно – также при выраженных нарушениях жизнедеятельности на 66%. Во 2 группе при закрывании глаз уменьшается и устойчивость пациентов в обеих плоскостях (R) на 25%. Таким образом, отличительным моментом у больных с выраженным нарушением жизнедеятельности, по данным RDQ, является повышение влияния зрительного анализатора на поддержание вертикальной позы, что, вероятно, является значимым фактором, ухудшающим качество жизни.

Заключение.

Опросник RDQ позволяет объективно судить о качестве жизни пациента в дебюте лечения. Детализация его пунктов и применение в комплексе с инструментальными методами (РТМ и КСМ) у пациентов с БНС позволит, вероятно, минимизировать явления симуляции и аггравации, достоверно оценивать эффективность различных методов лечения и сравнивать результаты, полученные разными исследователями.

Литература

1. Бывальцев В.А., Белых Е.Г., Сороковиков В.А., Арсентьева Н.И. Использование шкал и анкет в вертебрологии // Журнал неврологии и психиатрии. 2011; 9(2): 51–56.
2. Borenstein D.G., Calin A. Fast Facts: Low Back Pain / 2nd ed. Oxford: Health Press Limited. 2012, 143 p.
3. Тесты и шкалы в неврологии: руководство для врачей / под ред. проф. А.С. Кадыкова, Л.С. Манвелова. М.: МЕДпресс-информ, 2015, 224 с.
4. Власова Е.В., Барулин А.Е. Новые подходы к экспертной оценке боли в спине // Российский журнал боли. 2013, 1: 31–32.
5. Тараканов А.В., Ефремов В.В., Тараканов А.А. Перспективы применения микроволновой радиотермометрии при дорсопатиях в стационарных отделениях скорой медицинской помощи // Скорая медицинская помощь. 2016; 1: 59–63.
6. Тараканов А.В., Ефремов В.В., Тараканов А.А. Возможности компьютерной стабилографии для оценки выраженности боли в нижней части спины / Materials of All-Russian research and practical conference with international participation on 28–29 October, 2016. Prague: Sociosféra-CZ. 2016; 222–228.
7. Чернышева Т.В., Багирова Г.Г. Валидация русскоязычных версий некоторых опросников у больных с синдромом боли в нижней части спины // Научно-практическая ревматология. 2005; 4: 24–33.
8. Гаже П.М., Вебер Б. Постурология. Регуляция и нарушения равновесия тела человека / пер. с фр. под ред. В.И. Усачева. СПб.: Изд. дом СПбМАПО. 2008, 316 с.

Запись опубликована в рубрике 2018 год, Российский журнал боли. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий